Поиск по сайту

Виктория Маринина и кресло для Джонни Деппа

Текст Маши мозолевской, фото courtesy birbor

Строгие формы стиля mid-century и бешеное буйство красок текстиля: психоделические полосы и зигзаги, павлины и пегасы, Мексика, Узбекистан, далекие острова Индонезийского архипелага, портреты вождей и розы с венка Фриды Кало — все, все смешалось в креслах, стульях и козетках Birbor. 

Birbor придумала и сделала практически своими руками Виктория Маринина, живущая сразу в двух полушариях одновременно — в Москве и на Бали. Как оказалось, от любви к путешествиям и эффектному старью с блошиных рынков до собственного бренда бохо-мебели — один смелый шаг. Добавьте сюда одержимость вышивкой: еще в раннем детстве бабушка научила маленькую Вику управляться с иголкой и мулине, и с тех пор она не останавливалась — не даром в обивке кресел дизайнер так часто использует узбекские сюзани с замысловатыми сюжетами ручной вышивки. 
 

Виктория Маринина


Скелеты объектов Birbor получают от доноров, найденных на блошиных развалах Стамбула, Амстердама и Берлина. После того как с переживших несколько эпох кресел и стульев сдирают старую кожу, а каркасу придают холеный вид, начинается самое интересное: подбор тканей для новой обивки. Текстиль дизайнер собирает по всему миру: яркие материи приезжают в мастерскую из Японии, Узбекистана, Таджикистана, Мексики и Индонезии. И, конечно, России. Помимо любимых сюзани Виктория особенно благоволит к пестрым икатам с острова Сумба — всех оттенков индиго. Про свою мебель дизайнер говорит, что это — такая шутка в интерьере, придуманная для тех, кто смотрит на мир с хитрым прищуром: «Джонни Депп, к примеру, отлично бы смотрелся в кресле с китчевым сюжетом родом из Узбекистана 60-х». Бальзам на душу The New Bohemian!
 

Привитая с детства любовь к вышивке, страсть к путешествиям и отменное чувство юмора — составляющие успеха марки Birbor

 

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
© 2021, The New Bohemian. Все права защищены.
mail@thenewbohemian.ru