Поиск по сайту

Lamborghini Urus ставит рекорд скорости на Байкале. Как это было

Текст Игоря Шеина, фото Lamborghini

В Иркутске весна, стучит мартовская капель. На солнце так жарко, что в голову приходят фото девушек, загорающих в купальниках во время apres ski где-нибудь на склонах в Альпах. И это прекрасно! Но только не для нас. Мы прилетели на Байкал, на льду которого серийный автомобиль Lamborghini Urus должен установить рекорд скорости. Но как!? Все ведь течет!

 

 

По пути выяснилось, что лед на Байкале еще крепкий и рекорд уже установлен. Андрей Леонтьев — многократный рекордсмен России по автоспорту, душа и вдохновитель фестиваля «Дни скорости на льду Байкала» — на Urus, обутом в обычную дорожную шипованную резину, достиг скорости 298 км/ч при старте с места. Однако впереди еще день и, возможно, у него будет еще попытка. Интрига есть.

Я со свойственным мне цинизмом, вбрасываю коллегам из Lamborghini за ужином идею, что на скоростях за двести, да на льду, гонщик превращается в пассажира. Главное — правильно стартовать, а потом держаться за руль и молиться. Коллеги бурно возражали. В том, что я не прав, мне пришлось убедиться сразу на следующее утро.

Установка рекорда. Байкал. Лед. Lamborghini Urus. Андрей Леонтьев. 298 км/ч


Для рекордных заездов на Байкале создали идеальную прямую длиной 13 146 метров. Срезали все существенные неровности поскольку лед ведь только кажется гладким. На самом деле он не гладкий от слова совсем. И даже после обработки если вы думаете, что лед на этой прямой в точь как площадке для игры в керлинг — ошибаетесь. Сплошные неровности. А значит машина фактически летит. Четыре км на разгон, затем участок максимальной скорости, включающий «мерный километр» и примерно четыре км на торможение. Затем надо проделать все тоже самое только в обратном направлении. На тренировках Леонтьев «выезжал» за 300 км/ч и очень сокрушался, что тренировки не в счет. К моменту моего приезда лед основательно подтаял и о желанной второй попытке предстояло забыть. Зато Леонтьев показал мне насколько высока роль пилота на прямой.

Андрей Леонтьев. Рекордсмен


Перед стартом он отключает всю вспомогательную электронику и переводит настройки в Сorsa («гонка»). Стартуем на удивление медленно, избегая пробуксовки. Согласно GPS первую сотню 650-сильный Urus набрал лишь через 19 секунд! Потом началось самое интересное. Стало заметно, что машина постоянно ерзает корпусом вправо-влево, а Леонтьев плавно старается «ловить» ее рулем иногда ослабляя газ. Я вспомнил вчерашний спор с коллегами и почувствовал угрызение совести.

Перемахнули за двести, Urus носит по бокам все сильнее, Леонтьев его мастерски ловит. Иногда кажется, что все, автомобиль потерян, сход. А что такое сход на такой скорости? Если повезет — мы закружимся в танце по снежной целине и остановимся, а если нет — скажем, покрышка налетит на небольшой торос сантиметров в пять — тогда танцы обогатятся двойным или тройным тулупом, только через крышу.

Но пока «едем ровно». Достигнув 220 км/ч, Леонтьев начинает замедляться. Во-первых, мы без шлемов (а по правилам надо), во-вторых, ехать быстрее становится действительно опасно по упомянутой выше причине.


Кто на новенького?

Солнце светит нестерпимо ярко, усиливая контраст небесной синевы и ослепительно белого снега. На площадке стоят два монстра: Lamborghini Huracan EVO и Urus с итальянскими номерами. Итальянскими? На Байкале? Именно так. Это первый в России Urus 2021 модельного года, прибывший прямиком из Сант-Агаты Болонезе в кузове цвета Pearl Capsule с черным обвесом и черными же колесными дисками. Вся эта «аппаратура» по-пижонски обута в городские липучки и проехать на ней нужно будет по нескольким размеченным спецучасткам, разумеется, в управляемом заносе или как говорят блогеры «раздать бочком». Автогонщик Илона Накутис настоятельно рекомендует «раздавать» не только с помощью газа, но и постоянно суча рулем.

Вид на трассу c высоты птичьего полета и грузовик, на котором Илона Накутис разогналась сильно за сто. Попробуйте его разглядеть на фото слева


Я первый. Падаю в кокпит Huracan и настраиваюсь. Раньше я тут даже не сидел, поэтому все «впервые и вновь». Великолепный спортивный интерьер, но времени на любование нет, — режим «спорт», щелкаю первую и в путь. На дуге сперва осторожничаю. «Газ-газ-газ и рулем, рулем, рулем! Не вперед смотри, во-он туда смотри!», — показывает Илона точку где-то далеко справа. «Что ж, заметьте, не я вам это предложил», — мелькнула мысль. Вывел суперкар на позицию, рявкнул газом, почувствовал, как поплыла корма и погнал его боком, играя правой педалью и рулем одновременно. «Молодец!» — кричит Илона. «Кажется это она искренне», — подумал я, но все же сделал скидку на то, что инструкторы кричат это всем, кто умудрился не зарыться в снегу. Впрочем, факт, что это я, да в глубоком управляемом заносе, да за рулем фантастического суперкара Lamborghini Huracan EVO, да под рев невероятного V10, да по льду самого знаменитого озера на планете Земля, — все это доставило мне столько адреналина, что через полчаса я пересаживался в Urus буквально дрожа от перевозбуждения.

А вот люди «ламбо», без которых все это удовольствие осталось бы только на словах. Слева: Константин Сычев, глава марки по Восточной Европе и СНГ, в центре — Евгений Морщихин, менеджер по послепродажному обслуживанию и Тамара Васильева cправа. Маркетинг и коммуникации — ее сфера.


Lamborghini Urus — кроссовер, всего за пару лет существования ставший легендой. Он вдохновляет, и не только нас журналистов. Достаточно сказать, что все проданные в России «урусы» поставлялись на заказ в индивидуальной комплектации, двух одинаковых нет.

По-человечески, надо было бы мне сделать перерыв после суперкара, выпить байкальского травяного чайку, того, что успокаивает. Но времени слишком мало. Я ринулся в бой с отвагой Д’Артаньяна, однако и Urus показал характер. Еще пять минут назад я на Huracan выписывал вот прямо здесь на льду красивые узоры, но внедорожник не собирался повиноваться. Тщетно я пытался контролировать занос — дело оборачивалось либо ездой прямо (understeer), либо разворотом (oversteer). Лишь минут через десять что-то стало получаться. Объездить «быка» оказалось делом не простым. На мой субъективный взгляд, связано это с тем, что Urus совсем не про трек, он для… он на любой случай жизни, он для всех, кто обожает Lamborghini и может себе это позволить. Urus «понимает» кто за рулем и страхует от ошибок. Поначалу это может чужаку не понравиться, как и было в моем случае.


Как по рельсам

К вечеру прилично подморозило и мы с Леонтьевым выезжаем на тот самый рекордный зимник «де-люкс». Разгон, как и прежде, неспеша, но потом все радикально изменилось. Андрей валит уже 250 и при этом он абсолютно расслаблен. Никаких подруливаний! После 280 км/ч педаль газа плотно в полу, но мы по-прежнему в режиме разгона на шестой передаче. Седьмая, прогулочная, бросила бы тень на саму идею установления рекорда. Urus как самолет вот-вот оторвемся от поверхности и уберет шасси. Выходит, я был не так уж не прав в споре накануне? Нет конечно! Представьте порыв бокового ветра на такой скорости — вас спасет исключительно мастерство гонщика.

На следующий день мы отправились на обзор байкальских достопримечательностей, посмотреть те уголки озера, где всегда дует сильнейший бриз, сдувающий со льда снег. И да, почувствовать, как оно, когда отрывается от земли шасси. Лед в тех краях абсолютно черного цвета, поскольку глубина под ним сотни метров. Он прозрачен как слеза, о чем свидетельствуют фантастической красоты трещины. Добраться к «черному льду» нам предстояло по дороге, проложенной сквозь торосы. Торосы нипочем юрким «буханкам» на резине, которой сам черт не брат. Нам же приходилось ползти осторожно, надеясь не угробить широченные городские липучки Pirelli Scorpion. Кстати, забегая вперед, Pirelli неплохо держали на том черном льду, не оставляя на нем царапин. Разумеется, мы ехали в режиме Neve, который по умолчанию «успокаивает» машину, стартуя при необходимости только со второй передачи.

Кристальная прозрачность льда не только ошеломляет, но и вдохновляет на творчество


Жаль, что мы не смогли оценить новую систему автопарковки Urus, которая умеет ставить машину не только строго параллельно, но и перпендикулярно. Зато мы по достоинству оценили мощную аудиосистему Bang & Olufsen c 17 динамиками. Мультимедиа нашла айфон «спрятанный» под крышкой в ящике центрального тоннеля с целью беспроводной подзарядки и через несколько секунд над озером понеслись волшебные звуки из альбома The Dark Side of The Moon. Невероятно! Когда этот альбом едва вышел, я был еще весьма юн и впервые слушал его дома в комнате, погасив свет. И вот спустя черти сколько лет, я на Байкале и вновь слушаю Pink Floyd. С той лишь разницей, что в бытность это была запиленная виниловая пластинка на примитивной вертушке, усилитель и две колонки, а сейчас — айфон и сложнейший и совершеннейший «инструмент» под названием Lamborghini Urus. Мистика! Или же петля времени?

А Urus произвел впечатление. «Зашел». Я разгонялся на нем по прямой, в полной мере оценил аэродинамику — понятие с кроссоверами не вполне совместимое. Да, я проиграл родео, не успев подчинить его своей воле. Но это лишь по причине нехватки времени, тем более, что в конце череды моих неудач, Urus уже явно смягчил свой крутой нрав и кое-что у нас с ним стало получаться. Мы проехали более сотни километров по льду Байкала, сквозь торосы, глубокие застывшие трещины и уверенно чувствовали себя на черном льду настолько скользком, что даже Овечкин бы поскользнулся. Впрочем, не уверен. Овечкин крут. Он не только бы не поскользнулся, но и шайбу забил.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
© 2021, The New Bohemian. Все права защищены.
mail@thenewbohemian.ru