Поиск по сайту

Ник Вустер: «Я не ношу одно и тоже дважды. Главное, выглядеть красиво. Или по-другому»

Текст клауса гейзера

В свои пятьдесят пять он великолепно выглядит. И одевается лучше, чем многие модники в молодости. Но при том, явно скромничает: «В 28 лет я чувствовал, что знаю все. Когда перевалило за полтинник, могу сказать вам, что не знаю ничего».

Будущий king of street style, one-man brand и даже the alpha male этого самого стрит-стайла родился 2 июля 1960 года в городе Салина, Канзас (США). Полное имя Никельсон Вустер. С ранних лет он хотел носить самую прекрасную одежду, которая только продавалась в округе. Ему нравились комбинировать кашемировые свитера, белые рубашки, брюки чинос. Однако, семейный бюджет Вустеров не предусматривал особых излишеств и мать посоветовала ему зарабатывать деньги на свои увлечения самому. В 16 лет юноша устроился подрабатывать в один местный магазин одежды. Владельцы оценили его вкус и как-то раз, отправляясь в Нью-Йорк за покупками, захватили с собой. С этого, в сущности, все и началось. 

Потом Вустер поступил в Канзасский университет, изучать журналистику и рекламу. Уже тогда ему стало ясно, что для гея штат Канзас 70-х не самое лучшее место. «Я чувствовал себя немного иностранцем. И знал, что должен уехать». После окончания университета в 1982 году Вустер переехал в Нью-Йорк, где устроился в рекламное агентство. В 1984-1985 продавал рекламу в New York Magazine, откуда был благополучно уволен в связи с подозрениями в наркозависимости. «Знаете, я снимаю шляпу перед теми, кто может все в жизни совмещать, — говорит он, — но это точно не мое». В сентябре 1995 года Вустер завязал. Причем, он задолго до этого момента понял, что надо дернуть стоп-кран. Просто ему потребовалось еще несколько лет прежде чем он смог убедиться в своем жестком решении окончательно. 

Ник Вустер работал в Barneys New York, Bergdorf Goodman, Neiman Marcus, был ритейл-директором Calvin Klein, дизайн-директором Polo Ralph Lauren, президентом марки John Bartlett, основал своe агентство Wooster Consultancy, консультировал марку Thom Browne и онлайн-ресурс Gilt Groupe, был старшим вице-президентом сети магазинов JCPenney, выпускал совместно с Lardini линию одежды. В настоящее время one-man brand является свободным агентом. У него армия поклонников по всему миру, на инстаграм nickwooster подписаны 609 000 человек. Большинство из них мечтает создать собственный стиль. Каждая новая фотография Вустера мгновенно расходится по сети, анализируется и обсуждается. Он довольно часто дает интервью. Вот фрагменты некоторых из них.

 

 

Ник Вустер о своей квартире
«Я действительно не могу описать дизайн моего интерьера эстетически. Он начинается с уважения к истории, понимания некоторых основных правил, затем игнорирования этих правил. Да, и вы никогда не ошибетесь с серым». 

О книгах
«Мои любимые книги—Metropolitan Life и Social Studies Фран Лебовиц. Если бы я мог поменяться местами с любым литературным героем, это был бы герой Фран Лебовиц. Она знает тот самый Нью-Йорк, который я едва застал. И тем не менее, это история моей жизни».  

О дизайнерах 
«Их много—Thom Browne, Rick Owens, visvim, Trickers, Church’s, Grenson, O’Keeffe, Brooks Brothers, J.Crew, Soph, Paul Harnden Shoemakers, Layer-O, Junya Watanabe, Ganryu, Comme des Garçons, Kapital, ts(s), Engineered Garments, Mark McNairy, Supreme, Lardini».  

О курении
«Мое запретное удовольствие, он же порок—это сигареты, да. Я закурил в 31 год, когда боролся с наркотиками и алкоголем. Не судите меня».  

О любимых эпохах
«В моде — эдвардианская Англия, в изобразительном искусстве — середина ХХ века, в дизайне — 1930 и 1970 годы». 

О своем стиле
«Да, я умею одеваться, но я бы не назвал это таким уж замечательным качеством. Персональный стиль? Назовем его «неклассическая классика». Но, это лишь направление, ведь абсолюта не существует. Поэтому я всегда одеваюсь по-разному. Наверное, каждый мужчина моего возраста определяет свой успех возможностью… носить на работу джинсы, а не костюм. Помню, как в возрасте 35 лет сама мысль о том, что я могу в первый же рабочий день появиться не в костюме, загоняла меня в ступор. А еще я люблю носить шейные платки (только не шелковые) и бабочки — великолепный способ заставить свой гардероб выглядеть по-новому». 

О художниках
«Мои любимые — это Аарон Смит, Френсис Бэкон, Люсьен Фрейд, Ричард Серра, Аниш Капур и Дэвид Хокни». 
 

 

О татуировках
«Однажды в 1993 году, в Майами, я купил белые матросские брюки Dries Van Noten и подумал, что было бы здорово, если бы сделать к ним красивую татуировку. В результате, вернулся домой с кинжалом проходящим через сердце, и надписью «MOM» на левом бицепсе. Эта тату была первой. К слову, она совсем не впечатлила мою мать. А последнюю начал в 2009 году на правой ноге, но никогда не закончу. Слишком болезненно, а я не выношу боль. Вообще, татуировок у меня много, но я в свое время принял сознательное решение не делать их на кистях рук и шее, так что когда ношу костюм, никто не о чем не подозревает. Когда люди меня спрашивают, сделать ли им тату, я всегда отвечаю: «Нет!» 

О мужчинах, вещах и шопинге
«Я люблю магазины. Искать и найти что-то на свой вкус—отличная возможность для самореализации. Мужчине нравится быть хозяином своей судьбы. Мужчина, как правило, идет в магазин, чтобы решить свои проблемы с гардеробом, в то время как для женщины шопинг—это спорт». 

О ценах и качестве
«В каждом ценовом сегменте есть потрясающие вещи, но, к сожалению, многие люди тратят огромные суммы, потому что не разбираются в вещах. Им кажется, что если гардероб стоит тысячи долларов—это залог безупречного стиля. На самом деле, стиль—это не про деньги. И даже не про миллионы долларов. Слишком много хороших вещей тоже не хорошо. Я, например, ношу Uniqlo и обожаю этот бренд: у них много всего по любой цене. Но проблема в том, что юди тратят так много денег, потому что не имеют понятия о вещах. Они думают, что за тысячи долларов будут лучше одеты. Но реальность такова, что вам не стоит тратить много на вещи, чтобы быть хорошо одетым. Это должно исходить изнутри. Я думаю, что хорошие вещи можно найти по любой цене». 
 

 

О том, как стал иконой стрит-стайла
16 января 2010 года Ник Вустер надел твидовый пиджак J.Crew в черно-белую елочку, галифе Ralph Lauren, подчеркнул образ «стоптанными» башмаками Carpe Diem и отправился на показы мужской одежды в Милане. «Я просто оделся и пошел на работу» — вспоминает он прозаичный образом. В тот же день, Вустера сфотографировали двое мужчин на улице и выгрузили снимки в Интернет. Один из фотографов оказался Скоттом Шуманом ака Sartorialist, а другой — Томми Тоном. Оба были родоночальниками бума вокруг мужского стрит-стайла. На следующий день Вустер стал знаменит на весь мир. «Это было сродни счастливому лотерейному билету».  

О бороде и усах
Ник Вустер — один из виновников популярности бороды, усов и стрижки Помпадур. «На самом деле, я должен благодарить за это Пола Барроса, моего цирюльника, когда жил в Лос-Анджелесе,—говорит Вустер.—Он первым предложил мне все это носить еще в 2008 году».  

О путешествиях
Вустер постоянно в разъездах. Конечно, речь не идет о путешествиях в классическом смысле слова—он ездит в основном на показы и деловые встречи. Но налетать порядка 250 000 миль за год — а именно столько он порой преодолевает в самолете — совсем не просто если не жить в воздушном лайнере. «Я всегда беру в дорогу больше чем нужно, поэтому постоянно плачу за перевес. Проблема заключается в том, что я нерешительный и мне нравится иметь варианты, а не планировать заранее наряд. Чтобы то ни было, со мной всегда комплекты нижнего белья, солнцезащитные очки, средства по уходу за шерстью и куча зарядных устройств, чтобы о них не думать. К упаковке я подхожу как к игре в тетрис: использую каждый свободный дюйм в чемодане так же, как и в пространстве своей квартиры. Это свойственно многим нью-йоркцам».  

О Нью-Йорке
«Самое замечательное в Нью-Йорке—то, что окрестности близко друг к другу и у них есть свои особенности. West Village был моим домом в течение 30 лет, и я люблю, как он хранит постоянство местных магазинов и забегаловок. Ключевые адреса любого джентльмена — портной, парикмахер и сапожник, к которым я хожу с незапамятных времен — все в пределах тридцати метров от моего дома». 

Об искусстве одеваться
«То, как я одеваюсь, на самом деле довольно просто. Обычно начинаю с того, что будет внизу, например, что-то темное—чинос, шорты или шерстяные брюки. Под них всегда идет белая или бледно-голубая оксфорд-рубашка Brooks Brothers, которые я никогда не глажу, ношу мятыми. И только потом подбираю обувь, пиджак и верхнюю одежду. Очень люблю Harris Tweed. Когда мы закупали ткань для Wooster + Lardini, я не мог выбрать между вариантами, так что взял всего понемногу».  Метод Вустера обманчиво прост: он держит одну половину наряда строгой и вполне классической, зато от души веселится с другой. «Мне нравится когда сверху бизнес, а  вечеринка внизу или наоборот, — говорит он. — Я вообще-то много чего боюсь, но совершенно не боюсь одеваться. Пытаюсь максимизировать хорошее и свести к минимуму плохое. Я как смеситель-амальгаматор, как ди-джей, беру две вещи, которые не идут вместе и свожу их к всеобщему удовольствию. Чувство юмора, когда вы одеваетесь — тоже очень важная вещь. Если сомневаетесь, имейте ввиду: объединяющий цвет серый, — считает Вустер. — Я поработал в магазинах достаточно долго, чтобы это понять. Кроме того, нужно всегда быть готовым рисковать и экспериментировать». 
 

 

О груминге
«Когда я возвращаюсь домой после поездки, в значительной степени первое, что я делаю, это иду посмотреть на месте ли Гено, мой парикмахер. Чувствую себя грязным, если хожу более чем две недели без стрижки бороды или прически. Так что, когда много поездок, я иногда вынужден расстраивать Гено. Но я всегда стараюсь держаться с людьми, которых знаю лично. Доверие своему парикмахеру имеет жизненно важное значение. Любимые средства на каждый день вполне обычные: мятное мыло Dr. Bonner’s, увлажняющий крем для лица Kiehl’s, крем для укладки волос American Crew, увлажняющий лосьон Lubriderm, гель для глаз Clinique Anti-Fatigue Cooling Gel, дезодорант Ban unscented. Парфюм — Diptyque Philosykos».  

О еде и готовке
«Я не готовлю дома, поэтому итальянская траттория Моrandi по сути является продолжением моей квартиры. Это лендмарк West Village, который находится в 30 секундах от моей входной двери и, вероятно, от 40 до 50 процентов приема мною пищи, а так же деловые встречи, происходит именно здесь».  

О гардеробе и аксессуарах
Скромная квартира Ника Вудстера с одной спальней, напоминает высококлассный бутик мужской одежды. Мебель используется не всегда по назначению: в баре для дорогих напитков хранятся футболки, духовка полна свитеров, а книжные полки из IКЕА заставлены обувью, не поместившейся в специально заказанный шкаф. У Вустера достаточно Rick Owens, Yohji, Thom Browne, Carven и Mark McNairy чтобы заполнить мужской отдел в Barneys. У него есть красочная коллекция булавок для килта, которые он часто носит со своими оксфордскими рубашками, продевая через петли воротника., много ярких брошей и булавок, которые играют в его гардеробе роль бутоньерок. «Могу найти что-нибудь и купить буквально в любом месте — признается Вустер. — А вот классика, бомбер от Maison Margiela, очень удобен для осени. Из искусственного меха, подкладка съемная. Это инвестиционная часть коллекции: бомберы появились со времен Второй мировой войны, и они никогда не выйдут из моды».  

О поездках за город
«Все жители Нью-Йорка — на самом деле, наверное, любого шумного города — мечтают выбраться на природу. Когда вы в состоянии сделать это быстро — вот настоящая роскошь. База с гидросамолетами находится в десяти минутах от моей квартиры, полет занимает всего 20 минут — и я на острове Файер, где арендую дом. Люблю здесь бывать в межсезонье, вплоть до конца октября. Немноголюдно, и свет совершенно особенный. После лазерной операции на глазах, мне необходимы солнечные очки на открытом воздухе в любое время года. Ношу в основном Garrett Leight, Oliver Peoples, Moscot и Ray-Ban».  

Об устройстве и потере работы в возрасте 50 и соцсетях
«Самым замечательным в моей карьере было получить пост директора мужской моды в Neiman Marcus и Bergdorf Goodman, и спустя 17 месяцев резко его потерять. На самом деле, я в одинаковой степени благодарен судьбе за то и за другое. Конечно я был удивлен, когда получил эту работу. Для целого поколения молодых я был сюрпризом: «Кто этот парень?» Тем не менее, я знаю, что честно заслужил то, кем являюсь сегодня. Я заработал каждую морщинку на своем лице, каждый седой волосок. Понимаете, одна из проблем заключается в том, что социальные медиа создают обманчивый образ того, что все получается очень легко. А это далеко не так». 
 

 

О свободном агенте
«Я понятия не имею, как долго это будет продолжаться. Но я надеюсь, что вместе с другими хорошими людьми, сделал некоторые умные решения, и мы посмотрим, что будет в будущем. Конечно, нет никаких гарантий».  

О моде через 165 лет
«Я уверен, что у людей будет только один комплект одежды, который сможет менять цвет, ткань, фактуру и форму. Его не придется сдавать в чистку и особым образом упаковывать. Было бы здорово». 

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
© 2022, The New Bohemian. Все права защищены.
mail@thenewbohemian.ru