Поиск по сайту

Отель Murray в Гонконге

Текст Игоря Шеина, фото автора, рендеры и фото интерьеров сourtesy Nigel Young / Foster + Partners, Michael Weber и The Murray

— К сожалению, наша терраса или Murray on The Roof еще в ремонте. Ее планируют открыть в середине июля, — говорит мне консьерж. А жаль, я как раз собирался встретить там наступление темноты и нырнуть затем в пучину «порока», гонконгскую вакханалию, ту, что творится на улице Lan Kwai Fong. Перед этим хотелось немного изящного. Тем более, что в релизе по поводу крыши отеля The Murray как раз говорится, что это надежная альтернатива безумию LKF — дескать другой мир, модные диджеи, шлейфы дорогого парфюма, невероятные коктейли и огни ночного Гонконга по периметру. Увы, next time.

Этот отель привлек мое внимание тем, что изначально он отелем не был. Уже интересно, согласитесь. Здание для нужд правительства воздвиг британский архитектор-модернист Рон Филлипс в 1969 году. «Я был поборником доктрины Баухауза и считал, что не должно быть разделения между архитектурой, изобразительным и прикладным искусством», — вспоминает Филлипс в одном из интервью. В то время как предыдущие поколения архитекторов частенько полагались на лепнину, статуи и фрески, чтобы украсить (или скрыть недостатки) зданий, Филлипс и его когорта верили, что архитектура в украшательстве не нуждается и сама по себе является искусством. Британец построил великолепную белую башню, сдвинув на сорок пять градусов оконные проемы, чтобы не допустить прямого попадания солнца в помещения и следовательно, сэкономить на кондиционировании. 

 

Рон Филлипс сделал огромную парковку, скрывающую рельеф местности
Норман Фостер парковку убрал
У этого легендарного дерева есть даже имя собственное, поэтому Рон Филлипс его сохранил, но заковал в бетонный колодец. Норман Фостер оковы снял

 

Кроме того, в связи со сложным рельефом местности, он соорудил автомобильную рампу и поднял здание на арки, поскольку чиновнику требовалось обеспечить прямой доступ к служебному автомобилю — про пробки и экологию в те времена никто не думал. Фостер убрал автомобили вниз, с глаз долой. Так и есть, напротив главного входа ни одной машины замечено не было, а таксист укатил, едва меня успел поприветствовать портье.

Забавно, но как только здание Мюррея сбросило строительные леса, оно сразу же превратилось в икону модернизма в Гонконге. Между тем, как мы знаем, модернисты не входили в число яростных охранителей старины. Какой особняк снесли, чтобы построить Мюррей, мне установить не удалось. Но важно и то, что теперь The Murray Hotel — это неизменная составляющая проекта Conserving Central, целью которого провозгласили сохранение исторического центра города, а девяностолетний Филлипс предварительно ознакомился с поэтажным планом отеля и согласился по всем пунктам, включая даже увеличение оконных проемов. Справедливости ради: сэру Норману Фостеру было, вероятно, не так уж и сложно заручиться поддержкой маэстро, поскольку он сам далеко не мальчик и прекрасно понимает как сберечь то, к чему сам глубоко неравнодушен. 
Оказавшись в итоге в преисподней Lan Kwai Fong и, не обращая внимания на буйную тусовку вокруг, я сидел и думал о том, что в Азии принцип «нужно все изменить, чтобы все оставалось по-прежнему» уже не работает. Менять все они больше уже не хотят.  

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
© 2022, The New Bohemian. Все права защищены.
mail@thenewbohemian.ru