Поиск по сайту

Летим боком на электрокаре Porsche Taycan. По льду. И минус двадцать за бортом

Текст Игоря Шеина, фото Porsche

«Добро пожаловать, в Иркутск! — сообщил голос капитана самолета по имени “Александр Солженицын”, — погода хорошая, температура минус двадцать градусов». Раньше при подобных объявлениях пассажиры возмущенно гудели, но не в этот раз. В Москве стояли трескучие морозы, градусник ночами опускался ниже тридцати.

 

Да, я прилетел на Байкал пассажиром «Солженицына». Помню, как в молодости мне в условиях лютой конспирации вручили увесистую пачку потрепанных фотографий для прочтения на ночь — это был «Архипелаг ГУЛАГ». Тогда за эту пачку могли посадить. Спустя несколько лет мне довелось стать арт-директором первого семитомника писателя, в который «Архипелаг» входил тремя книжками. И вот сейчас Александр Исаевич доставил меня в Иркутск, чтобы я прокатился по байкальскому льду на Porsche Taycan — электромобиле, открывающем новую страницу в истории славной немецкой кампании. Как вам?

Нобелевский лауреат на склоне лет думал, как обустроить Россию. Porsche уже ее обустраивает. В плане «электрификации всей страны». Большинство дилерских центров, из примерно трех десятков по России, получили право продавать Taycan. Для этого дилер должен установить на территории своего центра зарядную станцию, а это дорого. Но несмотря на сложности, продажи «Тайканов» стартовали весьма бодро — портфель заказов приблизился к четырем сотням, а владельцами уже стали 155 человек. И это без учета потенциального бестселлера Taycan Cross Turismo — cамой свежей модификации электрокара с увеличенным клиренсом и проходимостью.

«Тайканы» в сборе. К заездам готовы!


Оценить, куда мы, собственно, забрались, лучше всего с высоты птичьего полета — это, примерно, триста метров. Летим в прозрачной капсуле вертолета, и красоты сверху открываются эпические. Уже час как под нами простирается «бескрайнее море тайги». Зимой тайга напоминает небритую трехдневную щетину крепкого такого мужика. «А что там за проплешины?» — спрашиваю я пилота. «Это следы от пожаров. Они стихийно возникают. Тушим каждый год. Сухие грозы. Слышали о таком явлении?» — в свою очередь задает вопрос пилот. — Кстати, вон, внизу самка лося с детенышем. Посмотрим?»

Движемся по зимнику в сторону бухты Ая


Пилот резко закладывает вираж, но не опускается предельно низко, чтобы не испугать животных. Потом мы полетели над Байкалом и вовсе в стиле фильма Apocalypse Now — скорость под двести прекрасно ощущается, когда вертолет едва не касается лопастями скал. Но, в отличие от легендарной сцены в фильме Френсиса Форда Копполы, мы летели не под музыку Вагнера, а под какой-то ненавязчивый «релаксэфэм» в наушниках. Вертолетчик был рубахой-парнем — показал класс, а потом выгрузил наши нежные тушки и улетел на своей «птице» обратно в Иркутск. Начало положено!

Рядом с поселком Хужир, где была оборудована вертолетная площадка, мы пересаживаемся в разноцветные Porsche Macan и колонной выступаем на запад, в направлении красивейшей бухты Ая, что вблизи так называемого Малого моря. Впереди десятки километров по зимнику, затем промерзшему асфальтовому шоссе и грунтовке. Грунтовка оказалась удивительным местом. Укатанная «буханками» дорога петляла среди мертвого холмистого пейзажа, песочного цвета земля была едва припорошена снегом, начинало темнеть. «Американцы точно не туда свой Perseverance посадили», — подумал я, вспомнив недавно опубликованные фото Марса в высоком разрешении. Олег Кесельман — руководитель нашей группы и глава Porsche Experience Center Russia — передал по рации: «Водители, будьте внимательнее! Прокол низкопрофильной резины в этих местах вполне вероятен, и замена нам потом дорого обойдется. Осторожнее!»

Погода на Байкале как в открытом океане — полчаса и все иначе. Еще вчера сияло солнце, но сегодня по подготовленной для заездов площадке бухты метет метель, воздух как молоко. Ветер такой силы, что конусы пришлось фиксировать на льду гвоздями. Кесельман придумал хитрую программу. В принципе, она состоит из шести классических упражнений, но у нас здесь лед, поэтому исполнять упражнения предстоит боком. А поскольку и без того скользкий байкальский лед присыпало снегом, зацеп от шипов нулевой, езда боком — почти неизбежность. Будем управлять силой мысли.

В моем распоряжении вся линейка «Тайканов», но есть и лучшее что может предоставить «старый добрый мир» — коллекционная «Тарга» и 911-й последнего поколения. Сперва сажусь в базовый Тaycan. Приборная панель у него — шедевр, цифровой привет аналоговой эре. Да, в центре не тахометр, а спидометр и стрелка взлетает резко за сотню, даже когда вы фактически стоите на месте. Что создает странное ощущение — вы не двигаетесь, но «мчитесь» с — условно — скоростью 180 км/ч. Как на измерительном стенде на катках. К этому надо привыкнуть. И еще, здесь на льду режим движения каждый выбирает себе по вкусу, но систему стабилизации PSM должны выключить все. Но в случае перекрутки руля в упор или резкого торможения, «большой брат» подумает, что вы в панике «бьетесь» в салоне «Тайкана», придет на помощь и врубит электронику вновь. В таком случае ни о каком управляемом заносе речи быть не может.

Все остальное вполне понятно. Как к девушке, юноше или трансгендеру, к конусу нужен подход. Для начала важно не переусердствовать со скоростью и атаковать конус с правильного расстояния. Сбрасываем газ, чуть притормаживаем — передняя ось загрузилась, затем легкий поворот руля внутрь и чуть добавляем газ. Корма поплыла, руль возвращаем в «ноль», а потом, как говорят профессионалы, «тянем» машину газом.

По идее Porsche должен послушно заскользить боком, но наверняка что-то пойдет не так. Мне вот сразу «не понравилось» упражнение из пяти конусов подряд — с одинаковым изяществом объехать их боком довольно трудно. Вообще, самое сложное за рулем, не важно на льду ли, в песке ли, в городской пробке ли — где угодно — помнить о предельной концентрации и способности, если что, повторить одно и то же раз за разом.

Но, зато, когда у вас получится управлять машиной в заносе, то есть боком — может возникнуть предательская мысль что вы Кен Блок — тот самый мастер юза, не нуждающийся в представлениях. Увы, вы совсем не Блок, у вас просто болит бок. Или бока, которые наверняка заноют от пребывания в жестких спортивных креслах. А Кен Блок — он легенда. А если вам вдруг показалось, что вы все поняли про занос, — не забывайте, что скорости на льду от скоростей на «суше» отличаются в разы.

Не в плане интерфейса, а в плане езды разница между старым миром и новым пока не в пользу нового. На мой «олдскульный» взгляд. Я вообще люблю «механику» и три педали. И ламповые усилители. Но современный дизайн тоже моя страсть, поэтому сравнить было интересно. Я попробовал раритетную «Таргу» и 911-й. И тот, и другой автомобили по льду едут понятнее. Даже если вы чайник, в них проще почувствовать себя асом. И заодно порадовать подписчиков своего инстаграма, что ты принимаешь участие в настоящей — как это, джимхане?

В «Тайкане» вся масса в полу, под вами, а не сзади как в 911, машина управляется нежнее и когда подкачиваешь ее в заносе «газом», надо действовать аккуратнее. Но любой Porsche — это мечта потенциального владельца. Выбрать сложно. Кстати, если Taycan — это будущее, то гении из недр Цуффенхаузена не дадут вам забыть и о прошлом: настройки электрокара позволяют вернуть ему классический звук выхлопа. Причем звук не только в салон, но и наружу.

Где заправлялись 911 и «Тарга», а также заряжались «Тайканы» во время нашей байкальской эпопеи? Я просто не интересовался. С логистикой и организацией подобных катаний Porsche всегда на высоте. Но что бензиновые машины, что «электрички» — все теряли энергию примерно одинаково за два часа — мы ведь «крутили» их на пределе — это факт.

Кесельман спрашивает меня на старте (а мы ранее были не знакомы): «Простите, как вас зовут?» «Шеин. Игорь Шеин» — пытаюсь шутить я, в отличие от агента 007, едва сдерживая волнение. Но кажется, Кесельману не до шуток. Да и мне, честно говоря, тоже. «Окей! — Олег передает по рации коллеге на финишной черте. — Игорь Шеин, номер 11. Внимание, три, два, старт!»

Мое волнение сказалось. Я сразу же облажался, чуть перебрав со скоростью. Кесельман отвернулся — смотреть на мое безобразие ему было, понятно, невыносимо. Но потом я, что называется, вкатился и жаль, что Олег не видел. Или видел — какая, впрочем, разница. Он много чего видел. Из заветных пяти минут я не выехал, но и в хвосте не застрял. Кстати, в нашей группе из пяти заветных минут, кажется, выехал мой коллега Александр Пикуленко, «Сан-Саныч», сэнсэй доброй старой школы. Он действительно скользил мастерски. Вот только не знаю — он приз-то свой получил за скольжение на «Тайкане» или на 911-м? Вопрос!

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
© 2021, The New Bohemian. Все права защищены.
mail@thenewbohemian.ru