Поиск по сайту

Выпиваем в Red Room отеля Connaught

Текст: редакция, Фото James McDonald и Justin De Souza

Кажется, это тот самый случай, когда вполне простительно быть не в курсе. Поэтому мы все вам расскажем. Есть такой Connaught — очень хороший исторический отель на углу Карлос-Плейс и Маунт-стрит в Мейфэр, Лондон. Свое нынешнее название он обрел, как и Россия революцию, в 1917 году, — власть решила даровать отелю титул третьего сына королевы Виктории, принца Артура, первого герцога Конната.

В 1935 году молодой швейцарский отельер, некто Рудольф Рихард стал генеральным менеджером Connaught. Он правил отелем как песню пел — каждый сверчок знал свой шесток. В Connaught жили, ели, пили, любили, веселились и тихо решали вопросы, как говорится, все.

После войны отель «пошел по рукам»: его приобрела Savoy Group, владелец одноименного отеля в Лондоне, а в 2005 Connaught продали группе ирландских инвесторов, переименовавшихся позднее в Maybourne Hotel Group. Инвесторы закрыли собственность на капитальную реставрацию и общество про Connaught забыло.

Сегодня отель вновь на слуху. Его отличительной особенностью является, к примеру, спа-центр Aman, первый и кажется единственный, построенный за пределами курортов доронинской сети Aman. Недаром он, не без помощи бассейна, выложенного черным гранитом, полностью контрастирует с остальной частью отеля: погрузиться в дзен и самосозерцание теперь можно и в самом центре британской столицы.

Еще больший шум и восторг вызвало долгожданное открытие в Connaught бара Red Room, наполненного не только эксклюзивной выпивкой, но и искусством. Вообще в Connaught всегда любили выпивать в стиле. Поэтому дизайн-студия Брайана Салливана спроектировала интерьер бара вокруг работ художников-женщин, Луизы Буржуа, Дженни Хольцер, Тиа-Туи Нгуен, Трины Маккилле, Дженни Хольцер. Единственное произведение искусства в баре, созданное мужчиной, — это арочные витражи британского художника Брайана Кларка.

В винном погребе отеля Connaught представлено более 3000 наименований и 30 000 бутылок. Все это собрание доступно посетителям Red Room по первому требованию. Революционная система Coravin, позволяющая разливать вино, не вынимая пробки, дает возможность подавать по бокалам исключительные вина, например Petrus 1994 года.

Иными словами, ни одна деталь в этом храме гедонизма не осталась без внимания. Мгновенно возникшая популярность Red Room, вполне возможно, вряд ли сильно порадовала одного известного либертарианца, а также гедониста, ресторатора и торговца элитным алкоголем в Лондоне. Но будем считать это предположение журналистским домыслом и невинной инсинуацией.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
© 2022, The New Bohemian. Все права защищены.
mail@thenewbohemian.ru