Поиск по сайту

Неисцелимые homo

Игорь ШЕИН, ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР THE NEW BOHEMIAN

Недавно прочитал грустную колонку на тему какие все-таки homo странные. В смысле не умеют ценить то, что имеют. Вот, к примеру, как было до пандемии? Homo путешествовали, сидели в барах и ресторанах, общались «по-человечески», ходили в клубы, на концерты, выставки, в музеи. Брали ипотеку в банках, покупали автомобили. Даже шопинг был, страшно подумать, офф-лайн!

Но были ли homo довольны положением дел? Нет конечно! Зато теперь homo общаются в зуме, ходят в гости в зуме… Без соцсетей, судя по всему, homo бы и недели в карантине не продержались. Нравится это homo? Нет конечно!

Но следует ли из этого, что после снятия ограничений наступят такие времена, что homo будут с ностальгией вспоминать карантин? Не исключено. Так уж homo устроены.

Санкт-Петербург, бар при ресторане «Медведь» на Б. Конюшенной. 1906 год или около того. Закрылся из-за пандемии (зачеркнуто) по «воле народа» в 1917. Как выяснилось, бары в России исчезли потом на несколько десятилетий, стали появляться лишь в конце ХХ века

Бродский писал в «Набережной неисцелимых»: «Возможно, лучшее доказательство бытия Божия — то, что мы не знаем, когда умрем. …в дело вмешивается нечто за пределами нашего воображения и контроля. Что имеется сила, не подлежащая ни нашей хронологии, ни, если на то пошло, нашему понятию о заслугах».

Следуя логике поэта, я тоже вставлю свои пять копеек. Возможно, лучшее доказательство бытия Божия — то, что homo окончательно запутались в своем существовании на этой планете. Без божьей помощи homo явно не справляются.

Опубликовано 8 мая 2020 в 11:51
Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
© 2021, The New Bohemian. Все права защищены.
mail@thenewbohemian.ru