Palácio Belmonte: единственный среди лучших


С момента создания в 1449 году, паласио служил надежной резиденцией маркизам и графам на протяжении более 500 лет и считается самым старым в Лиссабоне, едва ли не во всей Португалии. Часть его была построена на древних крепостных стенах, объединив три башни. В 1640 году семья Бельмонте расширила здание, добавив величественную восточную террасу и пять фасадов в классическом стиле, придав сооружению вид, дошедший до наших дней. В 1720 и 1730 годах хозяева заказали коллекцию плитки-азулежу, всего 59 панелей. Капитально обогатившись на торговле специями и другими товарами, поступавшими из заморских колоний, Бельмонте потратили на азулежу сумму эквивалентную примерно шести миллионам евро в нынешних деньгах. Темы рисунков варьируются от библейских сцен, эпохи великих географических открытий до «Одиссеи» Гомера. Пол в общих помещениях выложен сибирской лиственницей. Считается, что граф Бельмонте выменял ее на лучшее вино из своих подвалов.

В 1994 году француз, гасконец, некто Фредерик Кустоль купил полуразрушенный паласио. Спустя полгода, он приехал взглянуть на покупку и понял, что понятия не имеет, что со всем этим хозяйством делать. Городские власти посоветовали превратить Palácio Belmonte в отель. С этого момента и начинается самое интересное. 
 


Фредерик Кустоль не любит называть себя владельцем, скорее охранителем, смотрителем за красотой. Француз считает, что это паласио им владеет. Каждый день он отвечает на пару сотен имейлов и перечитывает книгу (его комната полна отлично изданных томов по дизайну, градостроительству, философии и изобразительному искусству). Частенько он развлекает гостей, многие из которых являются его друзьями, например Джереми Айронс, Фрэнк Гери, Моника Беллуччи, Кристиан Лабутен. Некоторым у Кустоля так понравилось, что они, как Айронс, даже кое-что купили по соседству. Palácio Belmonte служил площадкой для фильмов, таких как «Лиссабонская история» Вима Вендерса и «С согласия Перейры» с Марчелло Мастроянни. Фредерик прекрасно понимает, что его собственность никогда не вернет вложений и планирует рядом современный 12-этажный отель, который спрячется за историческими фасадами. Кроме того, он владеет симпатичной гостиницей Castelnau des Fieumarcon в Гаскони и курортом в деревенском стиле Jiuxian Garden Village в Яншане, на юге Китая

 

 

 

 
Кустоль сколотил свои первые миллионы на слияниях и поглощениях не достигнув 30 лет. Доходы быстро увеличивались. И никто не знает, к чему бы это привело, но к 40 годам, он взглянул на мир иначе, обратился к изучению архитектуры, превратился в страстного путешественника и собирателя искусств. Через пару лет после покупки паласио, Фредерик женился на португальской художнице Марии Мендонса, которая, полностью разделяя взгляды мужа, увлеченно присоединилась к реконструкции лиссабонской собственности.

В общей сложности супруги инвестировали 26 миллионов евро в проект, растянувшийся на шесть долгих лет. Чем больше Фредерик и Мария погружались в работу, тем яснее становилось, что еще одному стандартному лакшери-отелю здесь не бывать. В процессе обнаруживались новые, отсутствовашие на плане помещения, нашелся даже тайник с великосветской перепиской. В какой-то момент, было решено воссоздать здание по древним канонам функционирования, без лифтов, кондиционеров и новых стеклопакетов.

Городское начальство было не в восторге от этой идеи, поскольку она значительно усложняла дело, но препятствовать не стало. Ни одна строительная компания не соглашалась браться за работу. В результате супруги создали свою компанию, наняли и обучили 65 рабочих, превратив их в первоклассных мастеров, способных работать в соответствии с принципами Венецианской хартии по сохранению и восстановлению памятников, разработанных в 1964 году. 

Первые пару лет были посвящены археологическим исследованиям, пониманию того, как здание будет заполнять естественный свет, циркулировать воздух, сохраняться тепло, отторгаться холод, шум ветра, как быстро и без последствий будет высыхать влага во время дождей. Долго искали рецепт известкового раствора, который в старые добрые времена использовали вместо цемента. Прибрежная Португалия очень влажная, с перепадами температур — цемент в этих условиях совершенно не годится. На заново обретенный раствор закрепили фрагменты древней черепицы на крыше, предварительно тщательно перебрав. Восстановили старые деревянные полы, плитку изготовили из красной глины в Сетубале по древней технологии, перед обжигом наполовину высушив на солнце. Все 59 панелей, содержащих более 3800 плиток-азулежу были сняты, разобраны, отреставрированы и собраны вновь.

Вместо лифтов в паласио предпочитают лестницы, сэкономив гостям время на кардиотренажерах. Естественная вентиляция заменила кондиционер и прекрасно работает круглый год. Восстановили сад, наполнив территорию местными цветами, деревьями и кустарниками. После шести лет трудов Palácio Belmonte вновь вернулся к жизни. Как это часто бывает, денег на реанимацию потребовалось значительно больше, чем ожидалось. На последнем этапе паласио спасали всем миром — помогал город, власти страны и даже Европейский союз.



Вход в Palácio Belmonte скрывается за красной дверью, лишенной каких-либо указаний и табличек. Чтобы попасть внутрь, нужно постучать или позвонить, однако, как правило, двери открываются прежде, чем вы это сделаете






Что в имени твоем?
Сайт Palácio Belmonte свидетельствует, что все номера названы именами исторических или вымышленных персонажей. Попытка отыскать в этом некую логику обречена на провал, просто красиво. Но, иногда наводит на мысли... 


Рикардо Рейс    

Рикардо Рейс — это гетероним португальского поэта Фернандо Пессоа. Рейс призывает принимать происходящее в спокойствии и как данность. «Мудрый — тот, кто не ищет, — говорит он. — Искатель найдет только бездну и сомнения в себе». Кстати, даже в Португалии далеко не все уверены, что никакого Рикардо Рейса в действительности не существует. Двухместный номер, названный его именем, отличается прекрасным видом на реку и сад, а так же аутентичной спальней с азулежу и фресками. Включает обширную террасу

 

 

Падре Гималаи  

Мануэль Антонио Гомеш, живший на рубеже XIX и XX веков, был португальским католическим священником, изобретателем и физиком. Он обладал очень высоким ростом и получил прозвище «Отец Гималаи» («Падре Гималаи»). Изучал возможности использования солнечной и других возобновляемых источников энергии. В номере, на верхнем этаже римской башни, находится уникальная спальня с панорамным видом на окрестности

 

 

Амадео де Соза-Кардозу

Португальский художник, дружил с такими людьми как Гертруда Стайн, Хуан Грис, Амадео Модильяни, Александр Архипенко, Макс Якоб, Роберт и Соня Делоне, Константин Бранкузи, Отто Фрейндлих. В 1915 году Амадео и другие художники объединились, чтобы сформировать журнал Orpheu, манифест португальского модернизма. Сегодня в стране существует художественная премия его имени. В номере — высоченные потолки, библиотека, большая японская кровать на антресолях, удивительная мраморная ванная комната и отдельная терраса с апельсиновыми деревьями и видом на реку 

 

Альберто Каиро    

Еще один гетероним поэта Фернандо Пессоа. «Смотрит на вещи только глазами, а не с умом, не допускает никаких мыслей, когда видит цветок». 

Каиро ничего не ставит под сомнение, он свободен от метафизических мучений. Наше несчастье, полагает он, проистекает из нежелания ограничивать горизонты. Счастья можно достичь лишь избегая сомнений и неопределенностей. В этом, поговаривают, Каиро был очень похож на своего поэта-создателя. Его именем назван красивый люкс с видом на сад, с двумя спальнями, гостиной, небольшой кухней и двумя ванными комнатами

 

 

Агостиньо да Силва    

Джордж Агостиньо Баптиста да Сильва был португальским философом и писателем. Его воззрения сочетают в себе элементы пантеизма и веру в свободу как важнейшую необходимость для человека. Да Силва утверждал, что истина возможна только в сумме всех противоречащих друг другу гипотез. Почитается как один из ведущих португальских интеллектуалов ХХ века. Его именем назван уютный двухместный люкс на верхнем этаже с традиционным португальским деревянным потолком и двумя большими окнами

 

 

Фернан Мендес Пинто

Португальский исследователь и писатель XVI века. Известен автобиографическими мемуарами «Паломничество». Историческая точность работы является спорной, но тот факт, что Пинто повидал мир, сомнению не подлежит. Все его путешествия делятся на три этапа: от Португалии до Индии; через регион Красного моря, от побережья Африки до Персидского залива; и от восточной Индии до Суматры, Сиама, Китая и Японии. Крошечный уютный номер, с потрясающим видом на реку, идеально подходит для молодых романтиков

 

 

Эгаш Мониш

Антонио Каэтано де Абреу Фрейре Эгаш Мониш, известный португальский невролог. Считается одним из основоположников современной психохирургии, разработал процедуру лейкотомии, более известную как лоботомия. Благодаря чему, стал первым португальским гражданином, получившим Нобелевскую премию в 1949 году. Примерно тогда же, в Мониша стрелял пациент, ранение до конца дней приковало ученого к инвалидному креслу. Его именем назван просторный семейный люкс с арабскими сводчатыми потолками и видом на древние руины 

 

 

Бартоломеу де Гужмау

Гужмау родился в Сан-Паулу, в 1685 году, умер в Толедо, в 1724, считал себя португальским священником, натуралистом и изобретателем дирижабля. Обладал исключительной памятью, владел многими языками. В 1709 году подал петицию королю Португалии, ища королевское покровительство на свое изобретение дирижабля, в котором выражал большую уверенность. Петиция сохранилось до наших дней вместе с изображением и описанием проекта. Однако, полет, назначенный на 24 июня 1709 года, не состоялся. Люкс названный именем изобретателя — настоящее сокровище Palácio Belmonte. Восьмиугольная гостиная в мавританской башне, огромная терраса с видом на Лиссабон и реку Тежу... Американский журнал Condé Nast Traveler назвал этот трехэтажный номер, одним из самых красивых в мире

 

 

Фернандо Магальяйнш

Фернандо известен на весь мир как Фернан Магеллан. Португальский исследователь, организовавший экспедицию в Ост-Индию, которая привела к первому кругосветному плаванию, завершенному Хуаном Себастьяном Элькано. Открыл пролив из Атлантического океана в Тихий, позже названный его именем.

Равно как и двухуровневый люкс, расположенный в башне у входа в паласио, с приятным видом на кафе и ванной облицованной черным мрамором

 

 

Франциско д'Оланда  

Придворный художник, архитектор и скульптор XVI века, считается одной из главных фигур португальского Возрождения. Франциско учился в Италии между 1538 и 1547 годами, общался с Микеланджело, который познакомил его с классицизмом. Его именем назван отдельно стоящий дом — самое свежее обретение Palácio Belmonte. Очаровательный внутренний дворик, сад и две спальни, одна из которых с небольшой библиотекой в мезонине




 

Фредерик Кустоль: «Когда вы много путешествуете и смешиваетесь с людьми, другими культурами и традициями, вы придерживаетесь другого мнения обо всем, в том числе и о своем личном мнении»

 







 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 




Что же в итоге получилось? По большому счету, Palácio Belmonte конечно же не отель, несмотря на то, что увешан призами в категориях best luxury hotel in the world, на зависть многим грандам. Здесь нет ресепшн, суеты туристов, категорически отсутствуют телевизоры (Фредерик испытывает к ним лютую ненависть), не кладут шоколадку на подушку на ночь, — только красота, слегка покрытая патиной времени. Вероятно, это такой идеальный гостевой дом, где вы перестаете чувствовать себя в гостях. Федерик Кустоль полагает, что существует три типа людей: тех, кто видит, тех, кто не видит, и тех, кто хочет, чтобы их видели. Если вы принадлежите к первой группе, вам понравится Palácio Belmonte, ко второй — паласио может открыть вам глаза, но если к третьей — вам будет гораздо удобнее в Ritz.