Поиск по сайту

И дольше века длится день

Фото и текст предоставлены Rolls-Royce

4 мая 1904 года Чарльз Роллс и Генри Ройс впервые встретились в отеле Midland, Манчестер. Эта встреча изменила ход истории. Ровно через 115 лет марка, которую они договорились создать, успешно продолжает отстаивать звание «лучшего автомобиля в мире»

 

Чарльз и Генри, несомненно, были бы потрясены автомобилями, выпускаемыми под их брендом в наши дни. Тем не менее, в некоторых ключевых областях Rolls-Royce Motor Cars хранит преемственность в подходе и ​​ценностях, он остался узнаваем для отцов-основателей.

Генри Ройс начал свою карьеру с создания улучшенной версии французского Decauville мощностью 10 л.с. с двумя цилиндрами — первого автомобиля, который он купил. Когда Чарли Роллс увидел приобретение Ройса, то сразу представил, каким должен быть британский автомобиль, способный затмить конкурентов на континенте. За первую пару лет партнеры выпустили всего несколько «роллс-ройсов»; в 2018 году компания продала 4,107 машин в более чем 50 странах — самый высокий показатель за всю свою историю.

Чарли Роллс
Генри Ройс

Чтобы удовлетворить глобальный спрос, Rolls-Royce Motor Cars разработала единую для всех моделей платформу. Получившая название «архитектура роскоши», она состоит из алюминиевой рамы, которую можно масштабировать, используя поддоны и поперечины разного размера, а новые технологии обеспечивают жесткость и целостность неизменно храня фирменный «волшебный ковровый ход» Magic Carpet Ride.

 

Карету мне, карету!

Кузова первых автомобилей Rolls-Royce явно напоминают конные экипажи, так как были изготовлены вручную теми же мастерами. Кроме того, искусство сoachbuilding, буквально «изготовление карет» (что предполагает штучное производство) в Rolls-Royce было востребовано вплоть до 1960-х, когда компания еще принимала заказы на автомобили в единственном экземпляре. Однако, в 2017 году эта практика триумфально вернулась в Гудвуд в виде потрясающего Rolls-Royce Sweptail (на фото внизу) поистине уникального творения с неповторимым силуэтом, но неизменной решеткой Pantheon на фасаде.


Покрась это в черный

Black Badge — это ответ Rolls-Royce на запрос группы избранных клиентов, которым нужны автомобили с особыми характеристиками отражающими их взгляды на жизнь, успех и роскошь. Особенные среди особенных, сreme de la creme — как угодно их назовите. Таковы и Rolls-Royce в версии Black Badge.

Фигурка «дух экстаза» на капоте в исполнении Black Badge

С момента запуска Black Badge покорил сердца многих владельцев уверенных, что ни один другой роскошный производитель не обладает аналогичным видением и гибкостью для удовлетворения их потребностей.

Задумывая Rollse-Royce Wraith, Ghost и Dawn в версии Black Badge дизайнеры и инженеры марки изготовили фактически «альтер эго» стандартных моделей. Детали оформления включают темно-хромированный Spirit of Ecstasy, колесные диски и внутренние компоненты из углеродного волокна — но все перечисление опций будет бесконечным. Кроме того, создание такого автомобиля происходит в тесном контакте с заказчиком. А это значит, что Black Badge может быть любого цвета, который вы пожелаете.


Легко и везде

В июле 1917 года британский дипломат Хью Ллойд-Томас вместе с женой Эйлин обедал в каирском клубе, когда вошел мужчина в развевающихся одеждах и спросил: «Чей у входа Rolls-Royce?» «Мой» — ответила Эйлин. Мужчина объявил, что забирает его «во имя вооруженных сил Его Величества» и уехал. Это был Томас Эдвард Лоуренс, он же Лоуренс Аравийский.

Cullinan покоряет пустыню. Идеальный вариант для Лоуренса Аравийского!

Спустя столетие после подвигов Лоуренса, Rolls-Royce снова выпустил автомобиль, способный покорять бездорожье. Полноприводный Cullinan был спроектирован так, чтобы позволить клиентам ехать куда душа пожелает, но с неизменным комфортом и великолепием. Чтобы подтвердить звание «вездехода», автомобиль преодолел десятки тысяч километров бездорожья — маршрут проложенный знатоками из National Geographic. Помимо Шотландского нагорья, Австрийских Альп и американского Запада, путь Cullinan проходил сквозь песчаные дюны Ближнего Востока. Именно там он без труда подтвердил утверждение Лоуренса о том, что «a rolls in the desert is above rubies» — «Роллс в пустыне будет поважнее рубинов».

«Мы глубоко осознаем наше наследие, это огромная привилегия продолжать и развивать работу, начатую 115 лет назад, — говорит Торстен Мюллер-Отвос, глава Rolls-Royce Motor Cars. — Но мы также понимаем, что наши основатели были провидцами, всегда стремившимися что-то делать по-новому». От себя добавим, что ключевое слово в цитате — провидцы. Или визионеры, если по-русски.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
© 2019, The New Bohemian. Все права защищены.
mail@thenewbohemian.ru