Поиск по сайту
Игорь Шеин, главный редактор The New Bohemian

В эти странные времена, когда свобода перемещения стала невозможной, самое время вспомнить, когда эта свобода была абсолютно естественной, не вызывала даже удивления.

Мы медленно продвигались на прокатном «фиате» в сторону Лиона. До города оставалось километров сто, мы ползли по проселку, и с наступлением темноты стало ясно, что до города не доедем. На дворе был июнь 1995 года, связь, навигация — все эти нынешние атрибуты отсутствовали — мы решили, что остановимся на ближайшей заправке и переночуем в машине.

Внезапно на обочине высветилась табличка «сдается комната». Мы свернули на гравий и проехали какое-то количество метров до открытых ворот, затем припарковались у главного входа. Вышли хозяева. Несколько дежурных вопросов-приветствий и нас сразу же проводили в «комнату». Ту, что сдается. Это оказался отдельный дом с огромной спальней. Кровать высотой с метр была расположена в аккурат напротив камина, в который можно было войти, не склонив головы. Камин был действующим, в холодное время его топили, приятный аромат золы тому был свидетельством. На покрывале постели лежали чистые махровые полотенца и пучок лаванды.

Утром мы зашли в хозяйский дом, чтобы поблагодарить и расплатиться, но владельцы позвали нас завтракать. Как говорится, перекусить на дорожку. Завтрак подали на массивный стол человек на двадцать, ему, очевидно, стукнула не одна сотня лет. Подали омлет, кофе со сливками и домашние круассаны. Кофе наливали из кувшинов в чашки размером с тазик, а круассаны благоухали так, что запах этот божественный до сих пор со мной. Я его отчетливо чувствую четверть века спустя. Как и запах того камина, и хрустящих простыней. И лаванды. Не так уж много ароматов сохранились в моей памяти по сей день!

Чек был приемлем. У нас был очень скромный бюджет, и я не помню, что мы, получив такой абсолютно королевский прием, как-то почувствовали растрату.

Вот таким вот образом и в таком ключе. Как говорит мой приятель.

Опубликовано 20 октября 2020 в 12:29
Игорь Шеин, главный редактор The New Bohemian

«Абрикосовая дала обильную желтую пену, и в воздухе запахло парикмахерской» — помните у Булгакова? Эту строчку из «Мастера и Маргариты», вероятно помните. А вот как благоухала классическая советская парикмахерская — скорее всего нет. А благоухала она за десятки метров сложной субстанцией из смеси половых тряпок, тройного одеколона, испарений хмельных посетителей и «Шипра» — популярного среди строителей коммунизма парфюма. В нем по идее должен был ощущаться дубовый мох, цитрусовые, ваниль, пачули, ветивер, сандал, но все это распознать в ядреном и казенном духе отечественного «Шипра» не смог бы и большой профессионал.

Я обожаю ароматы, в бытность ими злоупотреблял, порой причиняя дискомфорт окружающим. Носил разные модные марки, но со временем полюбил те, что едва ощутимо излучают чистоту и свежесть, и которые не встретишь в Duty Free. Не то чтобы я невзлюбил предложенное в Duty Free — там все ок — просто с возрастом душа просит чего-то особенного.

Особенного в мире парфюмерии, к счастью, много. С одним особенным брендом меня познакомил Ферутдин Закиров, просто подарил мне флакон «черного перца» Piper Nigrum от Lorenzo Villoresi. Знаете, я его долго даже не открывал, мне казался он убийственно сильным, способным свалить наповал. Но как-то нанес его на руку и, что называется, вошел во вкус. Аромат расцветал. При этом оставался сухим, сложным и совсем не «душил» нос как мне казалось вначале.

Piper Nigrum
Спасибо помощнице Виллорези!
Палитра мастера
Частная территория
Здесь собираются друзья

Лоренцо Виллорези живет и трудится во Флоренции. Я выяснил адрес, потом забыл, но однажды оказался рядом. С мастером надо назначать встречу заранее, но я обнаглел и просто нажал кнопку звонка. Дверь открыла помощница, имя, простите, не запомнил. Она и любезно разрешила щелкнуть жилую часть квартиры. Как видим, Лоренцо любит музыку, а также не прочь накрыть стол с видом на шедевр Брунеллески.

Я купил мой любимый мыльный Yerbamate и цветочный (как мне кажется) Mare Nostrum. Yerbamate уже почти закончился, Mare Nostrum как-то не пошел, а вот флакон Piper Nigrum, подаренный Ферутдином, до сих пор на отдельном счету. Он как-то интересно стареет, двадцать лет ему плюс-минус. Обожаю его.

Опубликовано 1 сентября 2020 в 8:55
Игорь Шеин, главный редактор The New Bohemian

Я неисправимый циник и страшно от этого, порой, страдаю. В том смысле, что на меня иногда обижаются. В ресторанах, галереях, музеях — все строчат восторженные сториз, а мне как-то неловко. Бывает. Страдаю, сказал же!))

Пандемия сломала многое к чему мы привыкли до. Я вот раньше достаточно часто ездил в командировки. Как правило, это были очень интересные командировки — организаторы свое дело знали. Теперь все это движение сошло на нет, а если и случается, то процесс перелета, проход через границу и прочие составляющие любого дальнего путешествия, стали слишком обременительными, порой нелепыми. Две недели карантин. А еще раньше тюбик зубной пасты просили показать. Говорят, мир путешествий капитально изменился после 11 сентября 2001 года — согласен. Поначалу было дико, но потом привыкли. Привыкнем и теперь?

По логике средневекового человека, родившегося, жившего и умершего во время чумы, но так и не догадавшегося, что вокруг чума — да. Он просто думал, что живет нормальной жизнью, другой не знал и не видел.

Простите, но я знал и видел. Я помню, как в самолетах можно было курить, а в аэропорт можно было приезжать за полчаса. Помню отсутствие досмотров, помню, как великолепен был бизнес-класс в Air France, помню, как однажды в Мюнхене регулярный рейс Lufthansa задержали на полтора часа. Стюардессы просто выкатили в эконом две тележки со спиртными напитками, люди подходили, выпивали, смеялись, курили — полтора часа пролетели за минуту. Уверен, многие были бы не прочь продлить задержку. Сейчас ничего подобного представить невозможно.

Как-то мы с подругой загуляли по Парижу 90-х, стали искать место на ночь, денег не было (что не мешало нам быть счастливее всех на свете), нашли убогую ночлежку — отель с одной звездой под названием Аnnа. Держали ее мусульмане — судя по артефактам на стенах. Я показал суровому парню с большой черной бородой, что сидел на ресепшен, бутылку вина, мол есть чем открыть, бро? Борода выдал мне штопор, но попросил «посуду» в номере не оставлять, иначе его казнят. Мы, конечно, не оставили, выбросили утром пустую бутылку в мусорный бак на улице. Вот вам классический пример человеческого уважения несмотря на все различия включая веру.

Я таких примеров могу приводить тысячи. Но самые впечатляющие будут из довольно отдаленного прошлого. И дело не в молодости, на которую много что можно списать. Дело в том, что люди и нравы тогда были гораздо свободнее нежели сейчас. Автомобили не закрывались, а бесхозная сумка не означала, что в ней находится бомба. В большинстве случаев это была просто бесхозная сумка.

Весь ужас в том, что времена те не вернуть, мы обречены жить в мире постоянных ограничений. Для нашей же безопасности, разумеется. Но только почему мы, поделившись с компетентными органами своей сетчаткой глаза и кредитной историей за последние десять лет, не стали жить безопаснее? Мы даже не можем пронести на борт самолета бутылку минеральной воды не купленной в Duty Free — порой и это табу! Человек из 60-х или 70-х обалдел бы просто.

Я как-то говорил с одним серьезным начальником: зачем нужны визы если мы сдаем сетчатку глаза и «пальчики»? Он не ответил. Зря я спрашивал, конечно. Все и так ясно.

Так вот, друзья мои! Чтобы вам не показалась картина описанная выше слишком унылой, я предлагаю настроиться на то, что прекрасный новый мир все же наступит. И в нем не будет утомительных перелетов, нелепого погранконтроля и даже лишних финансовых расходов. Этот мир будет виртуальным и поверьте, он будет гораздо лучше реального.
 

У виртуальной красавицы Miquela в инстаграме всего 2,6 млн подписчиков. Немного, относительно. Но зарабатывать можно


Хотите полететь в космос, опуститься в Марианскую впадину или прокатиться в Формуле 1 — легко. Легко-о! Уже лет через пять для того, чтобы сгонять в Венецию вам не понадобится слезать с дивана. И поверьте, Венеция, которую вы увидите будет не просто прекрасна, она будет идеальна. Вы не будете толкаться с туристами, вы увидите то, о чем не подозревают даже местные. Может быть вы даже в переулке встретите свою любовь, которая также ищет приключений сидя на диване, но, скажем, в Гамбурге. А потом вы созвонитесь и попробуете пообщаться уже в реальном мире…

Вот пишу это все и читаю новость, что «французский парфюмер Микаэль Моисеев решил воссоздать запах Луны». В своей лаборатории на юго-западе Франции парфюмер пытается воспроизвести запах, который почувствовали на своих скафандрах астронавты Нил Армстронг и Базз Олдрин. Они, вернувшись на корабль, почувствовали «запах пороха в старом ружье». Так, судя по всему, пахнет Луна. А теперь представьте: вы виртуально бродите по Луне, но чувствуете ее аромат. Примерно, как аромат морского прибоя. Нил Армстронг ничего не чувствовал, он был в скафандре. А вы, сидя на диване и «полетев» на Луну, увидите и почувствуете гораздо больше, чем «показали» Армстронгу да еще и вздохнете полной грудью! Ну не прелесть ли?

Одни смотрели виртуальные автогонки во время пандемии, кто-то подписан на виртуальных fashion-моделей в инстаграме — во всех случаях качество графики уже на грани, еще чуть-чуть и от реальности будет не отличить. Чуть-чуть, я полагаю, это 3-5 лет.

Я не просто начал этот свой «манифест» с воспоминаний. Раньше многое свободно творилось из того, что сегодня и представить сложно. К примеру, великого фотографа Хельмута Ньютона феминистки давно бы упекли за решетку, а Владимир Набоков окончил бы в штатах за «Лолиту» свои дни на электрическом стуле или в результате смертельной инъекции — не знаю и не хочу знать, как сейчас это происходит.

Но виртуальная реальность восстановит справедливость, сделает счастье доступным для всех. Уикенд на пляже с Мерилин Монро? Поприсутствовать на репетиции Led Zeppelin? Оторваться в Studio 54? На яхте вокруг Капри? Автогонки? Полет в космос? В другую галактику, неизведанные миры? Да ради бога! Нужно только определиться со своими желаниями, возможно даже в чем-то их обуздать, чтобы потом, что называется, не «пролететь над гнездом кукушкой».

Как только все это появится на рынке — вот тогда мир изменится мама не горюй. Все что было до сих пор окажется семечками. Огромное количество смыслов существования и прочих целеполаганий исчезнет за ненадобностью. Будет совершенно непонятно, например, зачем создавать семью, мечтать об обретении условного Ferrari или посещении концерта любимого исполнителя. Возникнет много чего непонятного и людям придется к этому привыкать, с этим жить.

Я пока не знаю как к этим «виртуалиям» относиться. Я любил мир, когда почти все было недоступно, когда чертовски приятно было мечтать. Сможет ли человек завтрашнего дня жить в мире, когда мечтать будет объективно не о чем и не зачем — это вопрос.

Опубликовано 19 августа 2020 в 16:33
Игорь Шеин, главный редактор The New Bohemian

Поскольку я человек с советским прошлым к джинсам у меня отношение особое.

Мои первые джинсы были от неизвестного производителя. Я тогда был худой и стройный, а джинсы были с высоким поясом и сильно расклешенные. Я купил их у спекулянта за приличные по тем временам деньги, но друзья-товарищи мое приобретение не оценили. В те времена ценилась только темно-синяя «основа»: Levi’s, Lee, Wrangler. Еще был Rifle, но с открытием их магазина на Кузнецком мосту, обаяние бренда сильно увяло: реальный товар должен быть недоступен всем и вся. Иначе не товар.

С наступлением эпохи путешествий я покупал себе знаковые джинсы в самых разных местах. Не стану углубляться в историю одежды из денима — джинсовой ткани, хотя она невероятно интересна. Однажды был на выставке японского денима в Лиссабоне — изношенные до дыр шмотки крестьян в дорогих рамах и под стеклом выглядели как произведение искусства. Да так и есть на самом деле! Прелесть денима окрашенного в натуральный, а не синтетический индиго в его изнашивании, выцветании, старении если хотите. Ваши джинсы как верный пес переживают все вместе с вами и на них появляются морщины так же, как они появляются на вашем лице.

Конечно, в молодости я всех этих тонкостей не знал. Покупал что нравится. Из самых интересных пар были Levi’s купленные в Нью-Йорке и на каком-то из Багамских островов, сейчас уже и не упомню. В первом случае это была классика 501. Они сразу идеально сели и начали вытираться, едва приняв форму — вот что значит натуральный индиго. Вторые были голубого цвета и не в стандартном размере, но идеально мне подошли. Носил их несколько лет, даже превратил потом в шорты как Кэмерон в фильме «Трюкач». Но в отличие от него, мне не надо было сливаться с отдыхающими на пляже. Просто не хотел с джинсами расставаться.

Потом было несколько дизайнерских моделей от модных домов. Они не сильно запомнились. Из тех кейсов я выделю, пожалуй, лишь Diesel. Причем это был штучный товар, и мы встретились случайно. У «дизеля» было подразделение Diesel Style Lab — они экспериментировали с тканями и не только — и вот я в бутике Diesel в Кейптауне приобрел джинсы, стилизованные под 60-е. Все тогда ходили в вареных, а они воссоздали практически естественный износ новых темно-синих штанов, с той лишь разницей что у покупателя не возникало ощущения, что до продажи в них спал на улице хиппи и сдал потом в лавку, чтобы получить в обмен доллар. Хотя выглядели джинсы именно так. Но продавались за лютые деньги в красивом бутике с приятным кондиционированным воздухом. Сейчас я вспоминаю о них как o шмотках японского крестьянина на стенах лиссабонской выставки.

Были и есть у меня джинсы не из денима, конечно, но их пропустим. Хотя помню как ходил пару лет в коричневых итальянских штанах комфортных настолько, что снимать их не хотелось даже на ночь.

А потом я подсел на японцев. Но перед ними были PRPS. С этим брендом я познакомился в Санта-Монике, в джинсовом бутике, бренду в то время было года три, о нем мало кто знал. PRPS меня покорили сразу. Я купил очень качественный голубой селведж с разноцветными пуговицами. Износил эти джинсы до рванины, но храню до сих пор.

И японцы. У меня сейчас модель Iron Heart. Купил их в Москве. Это, пожалуй, самый плотный деним из возможных. Говорят, что даже шьют его в масках для глаз — иглы швейных машинок летят как осколки. Это, по сути, доспехи. Натуральный индиго и очень красиво вынашиваются. Я засунул в задний карман бумажник, чтобы в процессе износа добавить индивидуальности. Но сносить их точно жизни не хватит. И на выставку в Лиссабон потом не повезут. Впрочем, кто знает?

Опубликовано 25 июля 2020 в 10:22
Игорь ШЕИН, ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР THE NEW BOHEMIAN

Недавно прочитал грустную колонку на тему какие все-таки homo странные. В смысле не умеют ценить то, что имеют. Вот, к примеру, как было до пандемии? Homo путешествовали, сидели в барах и ресторанах, общались «по-человечески», ходили в клубы, на концерты, выставки, в музеи. Брали ипотеку в банках, покупали автомобили. Даже шопинг был, страшно подумать, офф-лайн!

Но были ли homo довольны положением дел? Нет конечно! Зато теперь homo общаются в зуме, ходят в гости в зуме… Без соцсетей, судя по всему, homo бы и недели в карантине не продержались. Нравится это homo? Нет конечно!

Но следует ли из этого, что после снятия ограничений наступят такие времена, что homo будут с ностальгией вспоминать карантин? Не исключено. Так уж homo устроены.

Санкт-Петербург, бар при ресторане «Медведь» на Б. Конюшенной. 1906 год или около того. Закрылся из-за пандемии (зачеркнуто) по «воле народа» в 1917. Как выяснилось, бары в России исчезли потом на несколько десятилетий, стали появляться лишь в конце ХХ века

Бродский писал в «Набережной неисцелимых»: «Возможно, лучшее доказательство бытия Божия — то, что мы не знаем, когда умрем. …в дело вмешивается нечто за пределами нашего воображения и контроля. Что имеется сила, не подлежащая ни нашей хронологии, ни, если на то пошло, нашему понятию о заслугах».

Следуя логике поэта, я тоже вставлю свои пять копеек. Возможно, лучшее доказательство бытия Божия — то, что homo окончательно запутались в своем существовании на этой планете. Без божьей помощи homo явно не справляются.

Опубликовано 8 мая 2020 в 11:51
Игорь ШЕИН, ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР THE NEW BOHEMIAN

Я не могу не сказать о своем отношении к Лимонову. Да, сейчас, когда всем не до этого совсем. Ну может не всем. И не совсем.

Мне очень повезло, как и многим в моем поколении. Не всем, впрочем, а тысячной доле процента, потому что большинству людей жить в эпоху перемен не дай бог. Я это хорошо усвоил на примере родителей и вообще стариков. Но я был относительно молод и мне все нравилось.

Было дело, тусовался с разными замечательными людьми. Тусовался не тот термин, его не существовало в те годы. Я имел честь бывать в домах, квартирах, выпивать и закусывать с великими людьми. Знаете, иногда сверху вам подбрасывают что-нибудь, а вы не цените. И я не ценил.

А потом началось. Совок развалился? Сантана приехал? Честно? Окей, пойдем! До последнего момента я не верил, что это правда, хотя знал, что он здесь и так далее.

И естественно я знал, что Лимонов вернулся, но от воздуха свободы как-то не до него было. Короче, когда мне предложили сделать книжку я не сильно впечатлился. Ну ладно, сделаем, да пошли вы нафиг!

Книжку предложил мне сделать Саша Никишин. Он говорил, что мы будем первыми, кто выпустит «эдичку». Многие ринулись тогда в книжный бизнес. Он позволял сколачивать состояния. А мне нравилось делать что хотел. А что еще надо было молодому графическому дизайнеру, работавшему в журнале, где за любой чих могли снести голову, а в так называемом «отделе проверки» работало 14 человек с энциклопедическими знаниями?

 

Мы с Никишиным много чего натворили в те времена

 

Иногда идеи согласовывались. Если автор был физически доступен, он, конечно, мог согласиться или нет на мои эксперименты. Например, мы встречались с Владимиром Сорокиным, и мы обсуждали обложку, а с Владимиром Маканиным не обсуждали. Но в целом свобода была полная.

 

Мне очень нравилась вот эта обложка. И до сих пор нравится


Нужно еще понимать, что книжные магазины тогда были как мешок с картошкой, а в творческой палитре дизайнера была только крафтовая бумага, печать в одну или две краски.

И вот Саша Никишин предложил мне сделать оформление книги «Это я, Эдичка». Обложка перед вами. Издатель уверял, что книжка будет первой в России, но нас опередили на месяц. Кто кого продинамил мне неинтересно, но мне важно, что мою обложку видел автор и она ему понравилась.

 


А потом я с Лимоновым встретился лично. Лимонов приехал на шестерке «жигулей» кажется. Сидел справа от водителя. Мы поздоровались, и я до сих пор помню это рукопожатие. Есть такое выражение «мягкое, но твердое», это про него.

Вот и все, в сущности. Но потом, после его заключения, начались «книги мертвых». Недавно вышла последняя с пронзительными строчками про смерть.

А я взял «эдичку» и понял, что ничего лучше про извините, путешествия, (а это моя тема в том числе) не читал. Вот начало:


1. Отель «Винслоу» и его обитатели

Проходя между часом дня и тремя по Мэдисон-авеню, там где ее пересекает 55-я улица, не поленитесь, задерните голову и взгляните вверх – на немытые окна черного здания отеля «Винслоу». Там, на последнем, 16-ом этаже, на среднем, одном из трех балконов гостиницы сижу полуголый я. Обычно я ем щи и одновременно меня обжигает солнце, до которого я большой охотник. Щи с кислой капустой моя обычная пища, я ем их кастрюлю за кастрюлей, изо дня в день, и кроме щей почти ничего не ем. Ложка, которой я ем щи – деревянная и привезена из России. Она разукрашена золотыми, алыми и черными цветами.

Окружающие оффисы своими дымчатыми стеклами-стенами – тысячью глаз клерков, секретарш и менеджеров глазеют на меня. Почти, а иногда вовсе голый человек, едящий щи из кастрюли. Они, впрочем, не знают, что это щи. Видят, что раз в два дня человек готовит тут же на балконе в огромной кастрюле, на электрической плитке что-то варварское, испускающее дым. Когда-то я жрал еще курицу, но потом жрать курицу перестал.

Преимущества щей такие, их пять:

1. Стоят очень дешево, два-три доллара обходится кастрюля, а кастрюли хватает на два дня!

2. Не скисают вне холодильника даже в большую жару.

3. Готовятся быстро – всего полтора часа.

4. Можно и нужно жрать их холодными.

5. Нет лучше пищи для лета, потому как кислые.

Я, задыхаясь, жру голый на балконе. Я не стесняюсь этих неизвестных мне людей в оффисах и их глаз. Иногда я еще вешаю на гвоздь, вбитый в раму окна, маленький зеленый батарейный транзистор, подаренный мне Алешкой Славковым – поэтом, собирающимся стать иезуитом. Увеселяю принятие пищи музыкой. Предпочитаю испанскую станцию. Я не стеснительный. Я часто вожусь с голой жопой и бледным на фоне всего остального тела членом в своей неглубокой комнатке, и мне плевать, видят они меня или не видят, клерки, секретарши и менеджеры. Скорее я хотел бы, чтобы видели. Они, наверное, ко мне уже привыкли и, может быть, скучают в те дни, когда я не выползаю на свой балкон. Я думаю, они называют меня – «этот крейзи напротив».

Комнатка моя имеет 4 шага в длину и 3 в ширину. На стенах, прикрывая пятна, оставшиеся от прежних жильцов, висят: большой портрет Мао Цзэ Дуна – предмет ужаса для всех людей, которые заходят ко мне; портрет Патриции Херст; моя собственная фотография на фоне икон и кирпичной стены, а я с толстым томом – может быть словарь или библия – в руках, и в пиджаке из 114 кусочков, который сшил сам – Лимонов, монстр из прошлого; портрет Андре Бретона, основателя сюрреалистической школы, который я вожу с собой уже много лет, и которого Андре Бретона обычно никто из приходящих ко мне не знает; призыв защищать гражданские права педерастов; еще какие-то призывы, в том числе плакат, призывающий голосовать за Рабочей партии кандидатов; картины моего друга художника Хачатуряна; множество мелких бумажек. В изголовье кровати у меня плакат – «За Вашу и Нашу свободу», оставшийся от демонстрации у здания «Нью Йорк Таймз». Дополняют декоративное убранство стен две полки с книгами. В основном – поэзия.


Надеюсь и не сомневаюсь, что Эдуард Вениаминович сейчас в полном порядке.

Опубликовано 2 апреля 2020 в 9:58
Игорь ШЕИН, ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР THE NEW BOHEMIAN

Однажды на грязном птичьем рынке в китайском городе Ухань кто-то из местных трудяг прикончил летучую мышь на обед. Трудяга питался мышами регулярно, дело житейское. Но на сей раз кровь или моча божьей твари попала ему на руку, а он, смачно почесал себе под носом. Или глаз потер. Кто его знает? Но занес ядовитую субстанцию себе на слизистую.

Что было дальше, знают все. На волю выскочило оно под названием Cоvid-19 и началась смертельная пляска. Поначалу в Ухане, затем в регионе и в целом Китае.

Сегодня количество стран, где умирают от короноавируса, постоянно растет. Чтобы не допустить пандемии отменяются международные форумы, фестивали, выставки, соревнования. Страны закрывают границы. Вводится карантин он же самоизоляция.

К новой реальности сложно привыкнуть. Раньше мы мирно бродили вокруг или «околоноля», но вдруг заслуженная дама (не иначе ретроградный Меркурий подействовал) предложила обнулиться полностью. Глагол «обнулить» в мгновение стал мемом.

Голландский дизайнер Ли Эделькорт (журнал Time в бытность назвал ее одной из 25 самых влиятельных в мире) обнулиться не предлагает, но грозит потрясениями похлеще. Не впервые, кстати. В 2015 году она объявила «конец моды, каким мы ее знаем», заявив, что индустрия стала «нелепой и жалкой пародией на то, что было». Теперь Ли утверждает, что мы должны быть очень благодарны вирусу, он поможет нам (человечеству) выжить как вид.

Вот несколько ее мыслей, выхваченных из интервью сайту Dezeen. Перевод вольный, но вполне в духе контекста.

«Мы не можем продолжать производить столько товаров и продуктов… Изнурительная масса информации ни о чем ошеломила нашу культуру… Мало кто понимает, что сейчас происходит с нашим миром и экономикой… 90 процентов всех товаров производятся в Китае из веществ, полученных из нефти, таких как пластик и полиэстер… Бесконечный китайский экспорт синтетических сари в Индию и пластмассовых предметов домашнего обихода в Африку, серьезно подорвали там местную экономику… Кажется, что сейчас мы массово вступаем в карантин потребления, где научимся быть счастливыми с помощью простого платья, заново открывая для себя старые любимые вещи, читая забытую книгу… Воздействие вируса будет решающим для построения альтернативного и совершенно другого мира…».

Вообще во время кризисов люди говорят разное. Ладно бы из желания хайпануть, но причины явно другие. Что движет этими людьми? Хотелось бы знать. Помните, после экономического кризиса 2008 года они нас убеждали, что все изменится и мир никогда не будет прежним? Ну да…

Впрочем, если мир сотрясают мысли, это нормально. Но когда некоторые мысли подхватывают политики, становится жутковато. Это прекрасно выразил в рисунке Крис Виант. В отличие от политиков, карикатуристы никогда не шутят.

PS. Вечером ВОЗ объявила пандемию по коронавирусу. На настоящий момент 118 000 заболевших в 114 странах.  4291 человек скончался.

Опубликовано 11 марта 2020 в 9:04
Игорь ШЕИН, ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР THE NEW BOHEMIAN

«Боже вас сохрани, не читайте до обеда советских газет» — призывал профессор Преображенский. Я правда не на обед, а на ночь глядя начитался, и не газет, а профессора Дэниела Лангера из Калифорнии. Но, как и беспечный Борменталь, начитался я, сильно рискуя своим пищеварением.

Лангер специализируется на тему luxury и пишет весьма убедительно. Последнее время он сосредоточен на развитии luxury в Китае, поскольку то, что сегодня происходит в Поднебесной рано или поздно накроет всех. После событий, которые с декабря у всех на слуху, сомневаться в этом не приходится. К чему должен готовиться люкс в ближайшие десять лет — вот его главная тема. Статьи глубокие, кому надо погружайтесь в первоисточник, а я буду свободно излагать интересующие меня фрагменты вставляя периодически свои 20 копеек.

Итак, Лангер предупреждает: luxury путешествия пострадают от поисков путешествующими новых смыслов. Компании (т.е. отели, агентства) пока к этому не готовы. Потому, собственно, и пострадают. Однако, куда будет перенаправлена нереализованная энергия богатых путешественников, профессор не уточняет. Не останутся же они дома!

Производители дорогих часов страдают под натиском умных часов. Аналитики предупреждали, но даже самые смелые не предполагали, что удар будет настолько сильным. Так и есть. Создатели luxury «ювелирки» ощущают сокращение заказов на свадебные украшения, сказывается общая девальвация института брака. Возможно. В смысле да, девальвация брака есть, но как она сказывается на индустрии в целом, мы точно не знаем.

А пока все это так или иначе происходит, китайцы превращаются в самых главных потребителей luxury в мире — уже 40 процентов всего рынка. И у них другой социальный состав, они намного моложе чем на условном Западе (25-30 лет в основном), вполне образованные, модные, все видели, с завышенными ожиданиями и, главное, полностью в цифре. Это не значит, — убежден Лангер, — что традиционные магазины для них устарели. Но традиционный магазин больше не может оставаться просто местом купли-продажи.

Нынче у всех брендов заведены аккаунты в соцсетях, но в большинстве случаев они абсолютно бесполезны. Нужны не лайки, а аналитика в реальном времени. Помните скорость, с которой китайцы потеряли интерес к Dolce & Gabbana только из-за того, что кому-то рекламные ролики бренда показались расистскими? Никто и представить не мог.

Времена, когда общение носило односторонний характер (печатные журналы, реклама) и брендам все сходило с рук, в том числе и информационный вакуум (был такой прием — не рассказывать, не давать интервью, мы великие), закончились. С поколением Z этот фокус не пройдет. Оно заставит luxury танцевать под свою дудку. А кто не «заставится» — умрет. С помощью методов Большого брата традиционные магазины будут располагать полной информацией о посетителях, кто случайно зашел поглазеть без гроша в кармане, кто потенциальный, но сомневающийся клиент. Если продавец не убедит его уйти с покупкой — он тоже умрет.

Возьмем автомобили. В течение десятилетий двигатели (ДВС) были отличительным признаком между обычными, премиальными и luxury брендами. Очень немногие могли позволить себе 8, 10, 12 или даже 16-цилиндровые моторы. Увы, скоро все они окажутся в музеях и частных коллекциях. Причем правила игры сменил кто? Правильно, совершенно внесистемный игрок по имени Маск. Илон Маск. Но главное «электрический» тренд подхватил Китай, и все построились, потому что главный рынок теперь там. Причем китайцы и сами решили автомобили делать, уже никому не смешно. А всего несколько лет назад, помнится, помирали со смеху.

Раньше великие luxury бренды легко могли заставить потребителей поверить, что у них качество лучше, чем у других. Шуточки были даже порой типа «посади газон и триста лет коси». Истории про аристократизм, лучшую в мире кожу, победы в автогонках столетней давности и т.п. — все замечательно, но поколение Z эту лапшу со своих ушей давно сняло: качество само-собой, верим, но что мы покупаем, когда качество есть у всех? Дизайн? Еще раз вспомним печальный пример Dolce & Gabbana — качество и дизайн вмиг превратились в тыкву.

Очевидно, требуется что-то еще для конкурентного преимущества. Почему люди вот уже полвека почти с удовольствием выкладывают многие тысячи за «просто гвозди» Juste un Clou от Cartier? А потому что в свое время бренд почувствовал безумный дух 70-х, не побоялся, кого-то возмутил, рискнул. В итоге сорвал джек-пот. Общественное мнение странная штука. Оно может уничтожить ваш бизнес или серьезно ему навредить (опять пример с Dolce & Gabbana), а может вознести до небес.

С внедрением технологий 5G все, о чем говорилось начнет стремительно ускоряться. Появится колоссальный сегмент виртуальной реальности, в которой будут сбываться любые мечты. Помните в финале «Бегущего по лезвию» Батти говорит Декарду: «Я видел такое, во что вы, люди, просто, не поверите. Штурмовые корабли в огне на подступах к Ориону. Я смотрел, как си-лучи мерцают во тьме близ врат Тангейзера…»? Так вот, скоро мы все это увидим. Наученные горьким опытом производители суперкаров уже это поняли, создавая модели, которые ездят только в виртуальном мире.

Рой Батти повидал многое

Китай и США находятся на пике острой схватки за мировой контроль над 5G. Вот выдержка из свежего доклада генпрокурора США Вильяма Бара: «Технология 5G находится в центре формирующегося технологического и промышленного мира. По сути, коммуникационные сети больше не являются просто средством связи. Они эволюционируют в центральную нервную систему Интернета следующего поколения, называемого «Промышленный Интернет». Китай завоевал лидерство в 5G, захватив 40 процентов мирового рынка инфраструктуры 5G. Впервые в истории Соединенные Штаты не являются ведущими в следующей технологической эре.

Подсчитано, что промышленный Интернет на базе 5G может создать новые экономические возможности в размере 23 трлн долларов к 2025 году.

Важно понимать, как 5G совершит революцию в промышленных процессах. Некоторые американцы считают, что все, о чем мы здесь говорим, аналогично переходу с 3G на 4G в наших беспроводных сетях. Но мы говорим об изменениях, которые являются гораздо более фундаментальными, чем просто увеличение скорости загрузки фильмов и веб-сайтов.

Прыжок к 5G — это квантовый скачок. Самые крошечные устройства смогут иметь практически мгновенную взаимосвязь и доступ к бесконечной вычислительной мощности. С этими характеристиками 5G становится точной системой командования и управления в реальном времени».

Газета South China Morning Post как бы отвечает генпрокурору: «Сегодня Вашингтон не перестает повторять, что китайский гигант Huawei может представлять угрозу для компаний и государств, которые пользуются его техническим оснащением для поколения 5G. И тем не менее США ни разу не предоставили доказательств этим утверждениям, хотя прицельно их искали и даже взламывали главную систему Huawei в ее головном офисе в городе Шэньчжэнь.

Американцы боятся или даже испытывают паранойю относительно того, что первопроходец 5G-технологий станет для китайской разведки тем же, что и Crypto была для ЦРУ. Рыбак рыбака видит издалека.

Как объяснил в своей недавней речи бывший министр иностранных дел Сингапура Джордж Йео, США проводят активную кампанию против Huawei не только потому, что опасаются, что китайцы обзаведутся мощным потенциалом для наблюдения, но и потому, что китайское оборудование не даст Америке поддерживать масштабы ее слежки на привычном уровне».

Вот таким вот образом, как говорит мой хороший знакомый. Если задуматься, симбиоз 5G и luxury это ведь точно полет в неизвестное. Cyber Luxury, что бы оно не значило. Все это крайне интересно, и мы на сайте будем следить за. Даже с угрозой для пищеварения.

Опубликовано 15 февраля 2020 в 8:55

Пока некоторые предпочитают наблюдать, мы не прочь порассуждать. Помните в нулевых появился термин веб 2.0? До этого был 1.0. Потом появился 3.0 и пошла вода в хату: цифры 2.0, 3.0 стали приклеивать к чему угодно от правительства до прачечной. Но кажется прежде всего появилась (не уверены, впрочем, да и суть не в этом) глобализация 3.0, сменившая, разумеется, 1.0 и 2.0. Первые две мы с горем-пополам пережили, осталось подготовиться к третьей.

Лучше всех процесс описал Томас Фридман, чья классическая книга «Lexus и олива. Понимая глобализацию» 1999 года была переведена на 30 языков. Согласно Фридману, первая фаза глобализации, глобализация стран, длилась примерно с XV века до Первой мировой войны. Вторая фаза — глобализация компаний — с конца Второй мировой до начала нового тысячелетия. С этого момента пошел отсчет глобализации 3.0 или «глобализации людей», по мере развития которой, власть постепенно переходит в большие города.

Новейшие технологии, в частности «интернет вещей», появятся прежде всего в городах. И вот тут Большой брат начнет контролировать все: от безопасности, транспорта, здравоохранения, энергосбережения до покупки презервативов. В городах зарождается и развивается массовая культура? Прекрасно! Создаются и будут расширяться «районы искусства и культуры» с галереями, парками, велодорожками, салонами красоты, фитнес-центрами, клубами, театрами, ресторанами, кафе, магазинами, отелями. Причины, по которым такие районы появляются, различны, но в большинстве случаев они предназначены для привлечения и удержания талантливой рабочей силы XXI века, столь необходимой для функционирования мегаполиса.

Как подсчитали в New Cities — независимой некоммерческой организации, занимающейся городским развитием — в течение этого десятилетия по всему миру около 250 миллиардов долларов будет инвестировано только в создание новых культурных районов в крупных городах.

В нашей дорогой столице, конечно же, это все хорошо чувствуется.

Однако, мы же собирались порассуждать? Рассуждаем. Что произойдет в ближайшие годы можно прикинуть логически (произойдет или нет — другой вопрос), поэтому это не очень интересно. А вот что будет чуть дальше, когда искусственный интеллект проникнет во все поры — интересно весьма. Взять, к примеру, ритейл. Сейчас все уверены, что будущее за интернет-торговлей. Но Джереми Гез, профессор экономики в HEC Paris, так не считает. Он полагает, что компании будут продавать дизайн, а печатать товары (обувь, шмотки, бижутерию, еду) мы будем дома сами, что по мнению ученого, ставит под вопрос будущее, в частности, таких гигантов как Amazon.

Корейский художник Jiwook Lee видит город будущего в духе «Бегущего по лезвию», что явно не укладывается в идею глобализации 3.0 и прекрасные мегаполисы с садами и парками. Но кто знает, вдруг развитие выйдет из под контроля, тогда мрачные образы художника покажутся детской сказкой по сравнению с новой реальностью

И вообще, вот все эти люди, как в инкубаторе выращенные в «районах искусства и культуры», они что будут делать? Мечтать щурясь от солнышка на террасе? Или вот он по велодорожке куда едет? В другое кафе?

Как же чертовски просто было раньше! В эпоху расцвета милой сердцу глобализации 2.0. Выражение даже было: «американцы изобретают, китайцы копируют, европейцы регулируют». Но увы, оно больше не работает. Китайцы уже давно изобретают, регулируют американцы, а Европа? Кажется, Европа все больше напоминает прекрасную даму в поиске. Но по большому счету все мы в поиске. Куда заведет нас 3.0, не важно, глобализация или хоть прокрастинация, не знает никто.

Опубликовано 30 января 2020 в 5:46
Игорь ШЕИН, ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР THE NEW BOHEMIAN

Посмотрел тезисы доклада «Future of Luxury» сделанные на основании результатов опроса, заказанного компанией Lexus, в ходе которого 3200 американцев порассуждали о роскоши. Возраст респондентов варьировался от бэби-бумеров 60-х до поколения Z.

Интересная получилась картинка. Более половины опрошенных считают, что роскошь, определяемая как «lifestyle of experiences» (или опыт, попросту), важнее приобретения или обладания, что указывает на сдвиг в сторону нематериальных ценностей. То есть владеть яхтой хорошо (особенно такой красавицей как эта Benetti), а просто взять в аренду покататься еще лучше.

В связи с этим вспомнился рекламный ролик на youtube, где закадровый голос говорит, что лакшери не взять с полки. Лакшери — это ощущения… Что рекламировалось я не помню, но, скорее всего feelings, nothing more than feelings, как пел в бытность Энди Уильямс.

Любоваться океаном можно бесконечно. Для жителя, к примеру, Москвы, это настоящая роскошь

Кроме того, в докладе говорится, что потребители стремятся больше времени проводить в одиночестве, цифровом детоксе и что хорошее физическое самочувствие тоже в известной степени роскошь. Многочисленные wellness-программы в отелях и не только — там как раз хорошо уловили этот тренд.

Иными словами, пятьдесят шесть процентов потребителей ассоциируют роскошь с опытом. Но еще большая доля участников опроса, 73 процента, полагает, что сдвиг от материального определения роскоши (ну стоит у вас куча роскоши в гараже и что?) к нематериальному опыту (полетал на реактивном самолете, съел пасту приготовленную Массимо Ботурой, wow!!) будет увеличиваться в будущем. От себя добавим: можно и владеть, и получать наслаждение — от человека зависит.

«А что такое секс? (читай роскошь) — писал Михаил Жванецкий. — Это что-то новое или мы давно уже этим занимаемся?» Где-где, а у нас на сайте thenewbohemian.ru есть рубрика «Опыты». Она как раз посвящена нематериальным ценностям. И мы давно уже этим занимаемся.

Опубликовано 27 января 2020 в 5:41

Примечательная аналитика от Brand Finance была представлена на недавно завершившемся Всемирном экономическом форуме в Давосе. Речь о рейтинге 100 руководителей ведущих компаний мира с оценкой их деятельности как послов и лидеров брендов от нуля до ста.

Согласно перечню, Бернар Арно, президент и главный исполнительный директор LVMH стал «лучшим попечителем люксовых брендов» набрав 72,1 балла в списке Brand Guardianship Index. Его опередил президент аэрокосмической корпорации Loockheed Martin занявший первое место, но LM — это не вполне люкс.

Франсуа-Анри Пино, глава люксовой группы Kering, занял одиннадцатую строчку. Далее следует Жан-Поль Агон, генеральный директор L’Oréal. На семнадцатом месте — Фабрицио Фрид, президент Estée Lauder, от него немного отстает Ален Вертхаймер, президент Chanel, получивший двадцать четвертую позицию.

Группа LVMH завершила 2019 финансовый год с доходом 38 миллиардов евро (42,1 миллиарда долларов), что на шестнадцать процентов больше, чем за тот же период предыдущего года, рост составил одиннадцать процентов.

Накануне американский Forbes опубликовал свежий перечень самых богатых людей мира. Первое место занял «попечитель» Арно. Состояние его семьи журналисты оценили в 116,5 миллиардов долларов США. Француз обошел основателя Amazon Джеффа Безоса (2), основателя Microsoft Билла Гейтса (3), владельца Berkshire Hathaway Уоррена Баффета (4) и основателя Facebook Марка Цукерберга (5).

Опубликовано 26 января 2020 в 18:17
Игорь ШЕИН, ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР THE NEW BOHEMIAN

Интересно что думает поколение Z о картинке что ниже по тексту? Полагаю, ничего особенного — какие-то предметы, плохого качества фотка и т. д. Если не знать контекста, то так и есть. На самом деле, девочки и мальчики, это набор, выдаваемый пассажирам трансатлантического рейса авиакомпании Pan Am, была такая, если что. Мне не удалось выяснить получали ли этот набор пассажиры эконома, может и нет, но суть не в этом. Посмотрите, что входило в сет: сигареты Benson and Hedges в металлическом портсигаре, ментоловые сигареты Newport, спички, лосьон после бритья Onyx, одеколон Bond Street, нечто не поддающееся идентификации, внизу справа и вверху, а из того, что буквально «долетело» до дней сегодняшних, полосатые носки для сна на дальнем плане. Носки, как известно, входят в комплект выдаваемый нынче авиакомпаниями в бизнес-классе.

Очевидно, набор предназначался мужчинам. Что выдавали прекрасным дамам, можно, наверное, посмотреть в экспозиции Pan Am Museum. Но так или иначе, этот скромный набор не что иное, как свидетельство того, куда катится мир, точнее уже укатился. Если раньше люди в полет наряжались как в театр, сегодня все летают в трениках и уткнувшись в мониторы. Раньше люди общались, перелет первым классом напоминал светский салон. Сейчас общение редкость, появились даже купе на борту, где вы за 10-20 тысяч долларов летите словно в коконе. Ужас!

В так называемую «золотую эру» авиации люди с удовольствием общались на борту

Как выглядели полеты в те славные времена, в частности перелет Лос-Анджелес — Лондон на борту Boeing 747-200, в свое время детально воссоздал один чудак по имени Энтони Тот, а фотограф Майк Келли мастерски зафиксировал на камеру. Полюбуйтесь, на всякий случай.

И да, если набор о котором шла речь выше, не предназначался пассажирам эконом-класса, то, судя по рекламе, там и без него было все окей. Обратите внимание на строчку: there are even areas for non-smokers. А вы говорите!

Опубликовано 19 января 2020 в 12:18
Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
© 2020, The New Bohemian. Все права защищены.
mail@thenewbohemian.ru