Поиск по сайту

Пожалуй, лучший бутик-отель в Париже

Текст Игоря Шеина, фото сourtesy the Hoxton Hotel

Помните, в Москве были супермаркеты Рамстор? Один из них построили на пересечении Рублевского шоссе и МКАД. Рекламный слоган магазина был гениальным: «Теперь и на Рублевке все как у людей!». Примерно так можно сказать и про второй округ Парижа, после того как там появился отель The Hoxton. Не смейтесь! Последние несколько лет Париж часто критиковали, говорили что он потускнел, утратил былой шик. Хипстеры, творческая молодежь уехали в Лондон, Нью-Йорк и так далее. Отныне все это уже в прошлом. 

The Hoxton распахнул свои двери в Бурсе (Arrondissement de la Bourse) — как еще называют второй округ — в аккурат во время Недели моды. Надо сказать, что этот округ хоть и находится в историческом центре, но никогда не являлся центром тусовки, гламура и светской жизни, все это прочно закрепилась на пространстве от четвертого до восьмого аррондисманов включительно. Примерно две трети мишленовских ресторанов Парижа расположены в восьмом. И вот, ситуация меняется: «Теперь и во втором округе все как у людей!»

 



The Hoxton зародился в Лондоне, прошел «обкатку» в Амстердаме и наконец добрался до Парижа. Возможно, Бурс ждет тоже будущее что и лондонский район Шордич, именно там появился первый The Hoxton. Унылый неблагополучный район на востоке Лондона, где еле сводили концы с концами малообеспеченные семьи, Шордич превратился сегодня в моднейший энергичный hood, изрисованный граффити, насыщенный независимыми бутиками, модными барами, ресторанами и отличным стрит-фудом. Теперь это место силы и девелоперы всех мастей стремятся строить здесь жилье и офисы. Если десять лет назад средняя стоимость номера в The Hoxton Shoreditch не превышала тридцати фунтов, то сейчас она иногда подскакивает и за двести.

Идейный отец-вдохновитель The Hoxton — Шаран Пасрич, бизнесмен индийского происхождения, основатель компании Ennismore которая управляет не только сетью The Hoxton, но и приобретенным пару лет назад легендарным шотландским гольф-ризортом Gleneagles (по слухам, его ждут впереди серьезные перемены не в пользу гольфа). А началось все тогда, когда Шаран невероятным образом предвидев бурное развитие Шордича, выкупил первый свой отель у Cинклера Бичема, сооснователя сети фастфуда Pret a Manger. И это во времена, когда в Шордиче было просто опасно.

В отличие от некоторых крупных гостиничных сетей, у отелей The Hoxton нет единых бренд-стандартов, все зависит от конкретного здания и конкретного места. Шаран Пасрич всегда подключает к работе местных архитекторов и дизайнеров. Так было в Лондоне, Амстердаме, так было и в Париже. Однако, во французской столице пришлось попотеть. Реставрация здания заняла четыре года и по словам Шордича, если что-то пойдет не так, этот отель угробит всю компанию — речь видимо о бюджете на обустройство, значительно превышающем те, что закладывались на запуск предыдущих отелей. 

Парижский The Hoxton находится в доосмановском особняке XVIII века, являющимся таким же историческим памятником как, скажем, Эйфелева башня или Лувр. Здание построил архитектор Николя д'Орбе для Этьена Ривье, советника Людовика XV. Если фасады в стиле роккоко еще можно было восстановить по сохранившимся изображениям — что и было сделано — то в оформлении интерьеров специалисты французской дизайн-студии Humbert & Poyet и британцы из Soho House, получили значительную творческую свободу: ничего оригинального внутри не сохранилось. 

 

Над номерами работали Humbert & Poyet. Они удачно поженили широко известную французскую классику, такую как шевронный рисунок паркетных полов с индустриальным стилем 50-х, промышленным прошлым второго округа. Великолепно смотрятся лампы Gras, лаконичные ванные и перегородки из стекла и металла

 


Шаран Пасрич очень веселый и жизнерадостный человек, много шутит. Он внедряет в свой гостиничный бизнес правила, совершенно табуированные для других. Например, лобби отелей The Hoxton не должны выглядеть как лобби, даже ресепшн в них трудно найти. Важно, чтобы в лобби полно было местных cool people, которые просто встречаются здесь выпить бокал и пообщаться. Важен шум — народу должно быть битком по вечерам и даже днем по выходным — тоже касается бара и ресторана. Главное — привлечь не столько туристов, сколько местных, как бы это не парадоксально звучало. Туристы появятся потом.

 

Британские дизайнеры из Soho House — любители привносить потертый винтаж в современный интерьер, придумывали в отеле публичные пространства. На фото: брассери Rivié

 

Лобби. Здесь по замыслу хозяев всегда должно быть многолюдно, шумно и весело

 

Зимний сад

 

The Jacques Bar обязателен к посещению! Цветочные обои, навеянные садами Мажореля в Марракеше, создают уютную, немного экзотическую атмосферу. Здесь подают коктейли и массу тонких вин на выбор


Пасрич считает несправедливым взимать плату в номерах за wi-fi, минеральную воду (а в парижском The Hoxton он предлагает еще и бесплатное молоко). Тоже самое касается и наценки на продукты в магазине при отеле — утверждается, что ее нет. Если вам потребуется завтрак в номер (тоже бесплатно!) — просто повесьте сумку на дверь номера снаружи. Утром вы в ней обнаружите свежую выпечку, сок, йогурт — еverything you need, and nothing you don’t.

Молодая и прогрессивная гостиничная сеть The Hoxton на подъеме. Скоро предстоят новые открытия в Нью-Йорке, Портленде, Лос-Анджелесе, Чикаго — всего планируется выпустить на орбиту около пятнадцати «хокстонов» за пять лет. Благодаря визионеру Шарану Пасричу становится актуальным стиль Glocal — глобальная сеть с локальной атмосферой. «Мы никогда не предлагали кровать на ночь. — говорит Шаран — Мы предлагаем гостям возможность общаться с местными жителями и почувствовать прелесть такого общения». А коли так, может рано ставить крест на глобализации? Алло, Трамп?

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
© 2020, The New Bohemian. Все права защищены.
mail@thenewbohemian.ru