Поиск по сайту

Отель Калифорния

Текст Игоря Шеина, Фото The Ingalls и Matthieu Salvaing

Были времена, когда я в Санта-Монику ездил как на работу. Первый раз оказался там в конце прошлого века — мы снимали для русского Playboy силами американской команды, частично в их легендарной студии, по слухам принадлежащей Сильвестру Сталлоне и технические возможности которой превышали тогда все мои представления о всех виденных ранее фотостудиях. Им ничего не стоило создать внутри искусственный водопад, например. «Убиралась» наружная стена здания и декорации завозились грузовиками прямо с голливудской Paramount Pictures.

Через несколько лет я стал главным редактором русского издания американского журнала Robb Report и стал навещать материнский офис едва ли не раз в квартал. Они сидели в Малибу, но отелей рядом приличных не было, поэтому я останавливался в Санта-Монике.

Регулярные приезжающие часто знают город или страну лучше, чем местные. «Все говорят: Кремль, Кремль. Ото всех я слышал про него, а сам ни разу не видел» — писал незабвенный Венедикт Ерофеев. Благодаря бесчисленным командировкам я довольно неплохо изучил главные отели Санта-Моники.

Поначалу моим любимым был пафосный Casa del Mar. Но постепенно, вкус становился более изощренным, и я стал предпочитать стоящий неподалеку деревянный и расслабленный Shatters. Проснуться от джетлага часов в шесть утра, выползти с чашкой кофе на небольшой белый балкончик, прислушаться к шуму волн, наблюдать как внизу просыпается побережье… Бесценно!

Днем здесь просто жарко, но по вечерам...


В один из приездов я поселился в отеле Viceroy — из-за какой-то выставки Shatters был забит под завязку. Но нет худа без добра: в маловыразительной многоэтажке скрывалось место hip and cool, где по вечерам перед тем, как разъехаться по клубам и частным особнякам собирался весь локальный бомонд. Превращать лобби отелей в место тусовки придумал еще Ян Шрагер, один из основателей нью-йоркского клуба Studio 54. Лобби Viceroy с выходом в сад заполнялся модной публикой, гудел словно улей, фоном звучала отличная музыка. Несмотря на усталость, последнее что мне хотелось это подняться в номер. Заводились знакомства, царил флирт и стеб, смех в голос, строились планы на следующий день, которые забывались через полчаса, — было дико весело и чертовски круто.

А потому, когда я узнал, что новая сеть Proper Hotels — это детище основателей Viceroy — я конечно же заинтересовался. «Proper начинался как ощущение, а не как идея — говорят авторы. — Как острое ощущение того, что, несмотря на распространение понятий «бутик» и «лайфстайл», очень мало мест, предназначенных для творческого кочевника (creative nomad) и всего что с ним связано».

Тусовка и панчакарма

Шила в мешке не утаишь. Cлухи о планах дизайнера Келли Уэстлер в отношении интерьеров будущего Santa Monica Proper, нового отеля гостиничного бренда, придуманного ее мужем-девелопером Брэдом Корзеном и партнерами, циркулировали довольно давно. Перед этим они уже открыли Proper в Сан-Франциско, в Остине, осенью планируют Proper в центре Лос-Анджелеса, а в 2021 году — в Портленде. Кстати, предыдущее сотрудничество супругов в сфере гостеприимства включает отель Tides во Флориде, отели Avalon и Maison 140 в Беверли-Хиллз, а также Viceroy в Майами, Палм-Спрингс и уже упомянутый Viceroy в Санта-Монике. Коррупция? Конечно! Но я обожаю такую коррупцию!


Район около седьмой улицы и Уилшир — это восходящий центр творческой энергии Санта-Моники. Бутики, студии, кафе, эклектичные рестораны всевозможной и в том числе высокой кухни, а также фермерский рынок мирового класса. В этом энергетически насыщенном месте появился симбиоз двух зданий: одно совершенно новое, другое было построено в 1920-х годах в стиле испанского «колониального возрождения».

Келли Уэстлер оба здания связала в единый комплекс. И по сложившейся традиции этот комплекс радует не только туристов и командировочных. Он также привлекает толпы местных тусовщиков каждый вечер. И мне легко это представить вспоминая движение в лобби Viceroy. Но в Proper собираются на крыше. Расположенный на крыше бассейн — один из немногих (если не единственный) подобный бассейн в городе.

Теперь говорят, что, если вы хотите остановиться в Санта-Монике «в стиле» — бронируйте один из 13 люксов Proper. Ванные комнаты, облицованные аутентичной плиткой, обои 1940-х годов. Все это дополнят кашемировые пледы, халаты Parachute Home и продукция Aesop. При этом двух одинаковых номеров в Proper нет и быть не может, почти вся мебель и аксессуары сделаны на заказ.


Еще пресса нахваливает еду в ресторанах отеля. Осенью откроется спа-центр Surya. Помимо всего прочего в нем обещают сеансы трансцендентальной медитации в партнерстве с фондом режиссера Дэвида Линча, а также чистку организма посредством фирменной панчакармы, которая может длиться от трех до 21 дня.

Дом вдали от дома

Proper сертифицирован как LEED-отель. Leadership in Energy and Environmental Design — наиболее широко используемая в мире рейтинговая система дружественных экологии зданий. Но есть и кое-что еще, возможно связанное с экологией души.

«В дизайне интересно то, что он оказывает огромное влияние на жизнь людей, как дома, так и во время путешествий. Отель — это не просто место для сна, это место, где можно получить вдохновение. Мне нравится создавать среду, в которой люди расширяют свой опыт» — признается Келли Уэстлер в интервью сайту Cool Hunting.

Классический диван Noguchi, пара бамбуковых бра Uchiwa 1970-х годов от Ingo Maurer — в интерьерах Proper искусно переплелись винтаж и современность. При этом все предметы патинированы, ничто не должно казаться новым.


Уэстлер заядлая любительница книг. Об искусстве, дизайне, пейзаже, графике, моде. В отеле собраны книги со всего мира, некоторые из ее собственной библиотеки, включая те которые сыграли в ее жизни и карьере особую роль: «Женственность» Ги Бурдена, «Прощай, Пикассо», «Искусство расстановки цветов: полное руководство по японской икебане» (первое издание 1965 г.), David Hockney Cameraworks 1984 года. Пригодятся ли такие книги постояльцам? Очень хотелось бы в это верить.

Калифорникейшен

Калифорнийские молодые миллионеры в застиранных майках и шлепанцах — это банальность. Но пожив неделю-другую в Санта-Монике действительно хочется забыть про костюм, галстук и начищенные воском светло-коричневые дабл-монки. Оставьте все это добро в шкафу, даже если вы на лимузине с шофером отправляетесь в частный аэропорт, а потом не менее частным бортом на важное мероприятие скажем в Напу (в моем случае это был ежегодный слет Car of the Year от Robb Report). Тут какой-то другой образ богатства. На парковке блестят Tesla, Ferrari, Porsche, совокупный капитал сидящих за столом парней и девушек равен объему небольшой европейской экономики, но при этом все в джинсах и застиранных майках — такого на Капри вы не увидите.


Плохо это или хорошо? Какая разница? И прелесть в том, что этот стиль невозможно экспортировать, он работает только здесь в Калифорнии. Когда я вижу фотографии Марка Цукерберга в костюме и галстуке во время каких-нибудь слушаний в Вашингтоне, возникает чувство дикого несоответствия. Быстрей возвращайся в Калифорнию, Марк! И переодевайся же в свою футболку.

Кроме того, тут все худые и очень спортивные. Иначе футболка просто не сядет.

Иногда кажется, что в Санта-Монике все занимаются спортом, особенно на береговой линии. Даже ваш покорный слуга однажды обнаружил себя бегущим трусцой по твердому песку вдоль кромки прибоя, хотя ранее в желании бегать замечен никогда не был. До сих пор не могу понять, что меня дернуло. Шел, никого не трогал. И вдруг побежал. В тот момент я представил себя начинающим делать непроизвольные телодвижения персонажем из ролика Push the Tempo от Fatboy Slim. Санта-Моника — это безусловное место силы какое-то.

Отель года

На днях отель Келли Уэстлер получил престижную награду американского Hotel of the Year. Proper в Санта-Монике был назван отелем года на церемонии вручения награды AHEAD в сфере гостеприимства 2020 года, а также победителем в категориях Guestrooms и Lobby & Public Spaces.

В течение многих лет Санта-Моника нуждалась в отеле, который по-настоящему олицетворял бы ее особенный калифорнийский образ жизни, и вот наконец он есть.

Я очень скучаю по Санта-Монике и, если звезды однажды будут не против, обязательно заскочу на крышу отеля Proper. Но на сей раз не тусовки ради. Я просто хочу посмотреть сверху на великолепный калифорнийский закат, когда солнце уходит за океан. Есть несколько мест на Земле круто изменивших мою жизнь. И Санта-Моника в их числе. Почему? Кто ж вам скажет! Я и сам не знаю.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
© 2020, The New Bohemian. Все права защищены.
mail@thenewbohemian.ru